Феофан о молитве

Подробное описание: Феофан о молитве - с детальным описанием, специально для Вас!

Феофан о молитве

У кого нет умной внутренней молитвы, у того и никакой нет, ибо только умная молитва и есть настоящая молитва, Богу угодная и приятная. Она должна составлять душу домашнего и церковного молитвословия, так что коль скоро ее нет при этом, то молитвословия имеют только вид молитвы, а не есть молитва.

Ибо что такое молитва? Молитва — это ума и сердца к Богу возношение, на славословие и благодарение Богу, и испрашивание у Него потребных благ, душевных и телесных. Существо молитвы, стало быть, есть умное к Богу восхождение из сердца. Становится ум в сердце сознательно пред лицом Бога и, исполняясь достодолжного благоговения, начинает изливать пред Ним сердце свое. Вот и умная молитва! Но такова и должна быть всякая молитва. Внешнее молитвословие, домашнее или церковное, дает ей только слово, или форму; душу же, или существо молитвы, носит всякий сам в себе, в своем уме и сердце. Весь церковный молитвенный чин наш, все молитвы, сложенные для домашнего употребления, исполнены умным обращением к Богу. Совершающий их, если он хоть мало внимателен, не может избежать этого умного обращения к Богу, разве только по совершенному невниманию к совершаемому им делу.

Вопрос о молитве: «Как лучше молиться — устами или умом?» — решен первыми словами: «молиться иногда словами, иногда умом». Только пояснить надо, что и умом нельзя молиться без слов, только слова эти не слышатся, а там внутри, в сердце мысленно произносятся. Сказать это лучше так: молись иногда словами звучными, а иногда беззвучными, неслышными. Заботиться надо только о том, чтобы и звучная, и беззвучная молитва исходила из сердца.

Дело молитвы этой просто: стань умом в сердце пред лицом Господа и взывай: Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, или только: Господи, помилуй. Милостивый Господи, помилуй мя грешного. или другими какими словами. Сила не в словах, а в мыслях и чувствах.

Молитва: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя! есть словесная молитва, как и всякая другая. Сама в себе ничего особенного не имеет, а всю силу заимствует от того, с каким настроением ее творят.

Существо дела в том, чтобы «установиться в памяти Божией или ходить в присутствии Божием». Можно всякому сказать: «как хочешь, только добейся этого. Иисусову ли молитву творить. поклоны ли класть, в церковь ли ходить. что хочешь делай, только добейся того, чтобы быть всегда в памяти Божией». Помню, в Киеве я встретил человека, который говорил: «Никаких приемов не употреблял я, и молитвы Иисусовой не знал, а все, что тут пишется, было и есть. А как, я и сам того не знаю. Бог дал!»

Феофан о молитве

Встав утром, установись покрепче пред Богом в сердце в утренней своей молитве и потом исходи на дело свое, Богом тебе определенное, не отрывая от Него чувства своего и сознания. И будет то, что силами души и тела будешь делать дела свои, а умом и сердцем пребывать с Богом.

Научайте и вразумляйте друг друга псалмами, славословием и духовными песнями, во благодати воспевая в сердцах ваших Господу. (Кол. 3, 16) Слова: псалмами, славословием и духовными песнями определяют молитву словесную, молитвословие, а слова во благодати воспевая в сердцах ваших Господу — молитву внутреннюю, умно-сердечную.

Чувство к Богу и без слов есть молитва. Слово поддерживает и иной раз углубляет чувство.

Храните этот дар бывшей вам милости Божией. Как? Более всего смирением, приписывая все благодати, себе же ничего. Как только на себя саму склонится у вас мысль, благодать умалится и, если не опомнитесь, совсем перестанет действовать, тогда — плач и вопль многий. Второе — чувствуя себя землею и пеплом, будьте так, как теперь, то есть ни к чему не обращаясь без нужды ни мыслью, ни сердцем. Все с Господом. Мало-мало умалится внутреннее горение, тотчас спешите его восставить в силе. Господь близ. С соболезнованием и страхом обращаясь к Нему, тотчас получите.

Молитва имеет разные степени. Сначала она есть только словесная молитва, но вместе с нею должна идти, ею разогреваться и поддерживаться молитва ума и сердца. Умно-сердечная молитва получает затем самостоятельность и является то делательной, напрягаемой своими усилиями, то самодвижной, находящей. В последнем виде она есть то же, что показанные влечения внутрь пред Бога: бывает современна им и из них развивается. Когда потом состояние, в котором бывает душа во время тех влечений, станет постоянным, тогда умно-сердечная молитва становится непрестанно действующей. При этом прежние временные влечения перерождаются в состояние созерцания, при которых и из которых тогда раскрывается и созерцательная молитва. Созерцание есть пленение ума и всего сознания каким-либо духовным предметом столь сильное, что все внешнее забывается, выходит из сознания: ум и сознание уходят в предмет созерцательный, так что их уже будто нет в нас.

У кого нет умной внутренней молитвы, у того и никакой нет, ибо только умная молитва и есть настоящая молитва, Богу угодная и приятная. Она должна составлять душу домашнего и церковного молитвословия, так что коль скоро ее нет при этом, то молитвословия имеют только вид молитвы, а не есть молитва.

Феофан о молитве

[1] В течение 1898-1901 годов, благодаря усилиям афонского монашества, вышли 8-мь выпусков писем; всего издание включало – 1471 письмо.

[1] . Николай Васильевич Елагин (1817 – 1891), адресат епископа Феофана, чиновник особых поручений при Главном управлении цензуры, религиозный писатель, полемист, автор монографии «Русское духовенство» (Берлин, 1859). Другую работу Н.В. Елагина, вышедшую без указания автора, «Искандер Герцен» (Сборник статей. Берлин: Типография Карла Шультце, 1859), можно считать прямой реакцией на письмо преосвященного Феофана.

[1] Александр Васильевич Рачинский (1826 – 1876) – адресат епископа Феофана, писатель-историк, участник Крымской кампании, собиратель археологических и археографических древностей, автор сочинения «Нилова пустынь впервые 150 лет её существования»; троюродный брат Сергея Александровича Рачинского (1833 – 1902). С.А. Рачинский – сына Варвары Абрамовны Боратынской, родной сестры великого поэта Е.А. Боратынского, уроженца Тамбовской губернии; замечательный православный педагог, основатель первой в России сельской школы с общежитием для крестьянских детей (1872), по образцу которой в 1871 году в с. Сергиевка Вяжлинской волости Кирсановского уезда Тамбовской губернии племянницей поэта Боратынского Софьей Сергеевной Чичериной было открыто народное училище, воспитанником которой являлся духовный писатель Вениамин (Федченков). Именно о нем К.П. Победоносцев писал императору Александру III в 1833 году: «Он вдохнул новую жизнь в целое поколение крестьян».

составитель игумен Феофан (Крюков)
О непрестанной молитве
Поучения святителя Феофана Затворника

Аннотация

Издание задумано как продолжение книги «О молитве Иисусовой: Поучения свт. Феофана Затворника» (М., «Даниловский благовестник», 2001).

Читайте так же:  Молитва я раба Божья на жнице живице рожденная

«Делание молитвы Иисусовой не есть непрестанная молитва, а только подспорье к ней», – писал святитель Феофан. «Чего ищут молитвою Иисусовою? Того, чтоб канул в сердце благодатный огонь и началась непрестанная молитва, чем и определяется благодатное состояние».

Мысли и наставления святителя Феофана о непрестанной молитве, извлеченные из его творений и писем, составляют содержание нашей книги. Что есть непрестанная молитва? Каковы степени восхождения к ней и условия достижения ее? Что такое соединение ума с сердцем? Как согласовать «неотходное к Богу чувство» и наши повседневные дела? Каким должно быть молитвенное правило, ориентированное на непрестанную молитву? Какие опасности подстерегают человека на пути стяжания непрестанной молитвы? – В предлагаемой книге читатель найдет ответы на эти и другие важные вопросы духовной жизни.

«Извольте все сие сообразить, и взять в руководство, и почаще прочитывать, чтобы поновлять в памяти, как должно действовать» Свт. Феофан Затворник

Как надобно молиться

Содержание

Урок первый

Дело молитвы есть первое дело в жизни христианской. Если в отношении к обычному порядку дел верно присловье: «Век живи, век учись», то тем более идет оно к молитве, действие которой не должно иметь перерыва и степени которой не имеют предела.

Древние святые отцы, приветствуя друг друга при свидании, обыкновенно спрашивали не о здоровье и не о чем-либо другом, а о молитве: как, дескать, идет или как действует молитва. Действие молитвы было у них признаком жизни духовной, и они именовали ее дыханием духа. Есть дыхание в теле – и тело живет; прекращается дыхание – прекращается и жизнь. Так и в духе: есть молитва – живет дух; нет молитвы – нет и жизни в духе.

Но не всякое совершение молитвы, или молитвословие, есть молитва. Стать перед иконой в церкви или дома и класть поклоны не есть еще молитва, а только принадлежность молитвы. Читать молитвы на память или по книжке или слушать читающего их – опять не молитва, а только орудие молитвы или способ обнаружения и возбуждение ее. Сама же молитва есть возникновение в сердце нашем одного за другим благоговейных чувств к Богу: самоуничижения, преданности, благодарения, славословия, прощения, усердного припадания, сокрушения, покорности воле Божией и прочих. Вся наша забота должна быть о том, чтобы во время наших молитвований эти и подобные им чувства наполняли душу нашу так, чтобы, когда язык читает молитвы или ухо слушает и тело кладет поклоны, сердце не оставалось пустым, но чтобы в нем было какое-либо чувство, устремленное к Богу. Когда эти чувства есть, молитвословие наше есть молитва, а когда их нет, то она еще не молитва.

Кажется, чего бы проще и естественнее для нас, как молитва, или устремление сердца к Богу? А между тем оно не у всех и не всегда бывает. Его надо возбудить и потом укрепить, или, что то же, воспитать в себе дух молитвенный. Первый способ для этого есть читательное или слушательное молитвословие. Совершай его как следует – и непременно возбудишь и укрепишь восхождение в сердце твоем ко Богу, войдешь в дух молитвенный.

В наших молитвословах помещены молитвы святых отцов Ефрема Сирианина, Макария Египетского, Василия Великого, Иоанна Златоустого и других великих молитвенников. Будучи исполняемы духом молитвенным, они изложили внушенное сим духом в слове и передали то нам. В их молитвах движется великая молитвенная сила, и кто приникнет (всмотрится. – Ред.) в них всем усердием и вниманием, тот, в силу закона взаимодействия, непременно вкусит силы молитвенной, по мере сближения настроения своего с содержанием молитвы.

Чтобы молитвословие наше сделалось действительным для нас средством к воспитанию в себе молитвы, надо совершать его так, чтобы и мысль, и сердце воспринимали содержание молитв, составляющих его. Вот для этого три самых простых приема:

– не приступай к молитвословию без предварительного, хотя краткого, приготовления;

– не совершай его кое-как, а со вниманием и чувством;

– не тотчас по окончании молитв переходи к обычным занятиям.

Урок второй

Положим, что молитвословие есть у нас дело обычное. Но никак нельзя сказать, чтоб оно не требовало приготовления. Что, например, обычнее читания или писания для умеющих читать и писать? Однако ж и тут, садясь читать или писать, не вдруг начинаем дело, а медлим несколько перед тем, по крайней мере столько, сколько требуется для того, чтобы поставить себя в пригодное положение. Тем более необходимы приготовительные действия к молитве перед молитвой, и особенно тогда, когда предшествовавшее тому занятие было совсем из другой области, а не из той, к которой принадлежит молитва.

Итак, приступая к молитвословию утром или вечером, постой немного, или посиди, или походи и потрудись в это время отрезвить мысль, отвлекши ее от всех земных дел и предметов. Затем помысли, кто Тот, к Кому обратишься ты в молитве, и кто ты, имеющий теперь начать молитвенное к Нему обращение, и возбуди в душе соответственное тому настроение самоуничиженного и благоговейным страхом проникнутого предстояния Богу в сердце. В этом все приготовление – благоговейно стать перед Богом, приготовление малое, но не малозначительное. Тут полагается начало молитвы, а доброе начало – половина дела.

Так установившись внутренне, стань затем перед иконой и, положив несколько поклонов, начинай обычное молитвословие: «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе, Царю Небесный. » Читай не спешно, а вникай во всякое слово и мысль всякого слова доводи до сердца, сопровождая то поклонами. В этом, собственно, и дело читания молитвы, приятного Богу и плодоносного. Вникай, сказал я, во всякое слово и мысль слова до сердца доводи – это значит вот что: понимай, что читаешь, и понятное прочувствуй.

Других правил не требуется. Эти два – «понимай» и «чувствуй», – исполненные как следует, украшают всякое молитвословие полным достоинством и сообщают ему все плодотворное действие. Читаешь, например: «Очисти ны от всякия скверны» – восчувствуй скверноту свою, возжелай чистоты и взыщи ее от Господа, с упованием на Него. Читаешь: «Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим. » – и в душе своей прости всем, и сердцем, все и всем простившим, проси себе у Господа прощения. Читаешь: «Да будет воля Твоя. » – и в сердце своем совершенно предай участь твою Господу и изъяви беспрекословную готовность благодушно встретить все, что Богу будет угодно. Если будешь так мыслить, чувствовать и поступать при всяком стихе твоей молитвы, то у тебя будет настоящее молитвословие.

Урок третий

Чтобы успешнее совершать молитвословие надлежащим образом, делай вот что:

1. Имей молитвенное правило с благословения духовного твоего отца, не большое, но такое, которое мог бы ты исполнять неспешно при обычном течении твоих дел.

Читайте так же:  Молитвы чтобы сдать зачет

2. Прежде чем молиться, вчитывайся, когда есть у тебя более свободное время, в молитвы, которые входят в твое правило; пойми вполне каждое слово и прочувствуй его, чтобы тебе наперед знать, что при каком слове должно быть у тебя на душе; а еще лучше, если положенные молитвы заучишь на память. Когда сделаешь так, то во время молитвословия легко тебе будет понимать и чувствовать. Останется одно затруднение: мысль летучая все будет отбегать на другие предметы. Тут надо вот что:

3. . надо употребить напряжение на сохранение внимания, зная наперед, что мысль будет отбегать. Потом, когда во время молитвы она отбежит, – вороти ее, опять отбежит – опять вороти, и так всякий раз. Но всякий же раз что будет прочтено во время отбегания мысли и, следовательно, без понимания и чувства, не забывай прочитывать снова, хотя бы мысль несколько раз отбегала на одном месте, читай его несколько раз, пока не прочтешь с понятием и чувством. Одолеешь однажды это затруднение – в другой раз, может быть, оно и не повторится, а если и повторится, то уже не в такой силе. Но может случиться и то, что иное слово так сильно подействует на душу, что ей не захочется простираться в молитвословии далее, и хоть язык читает молитвы, а мысль все отбегает к тому месту, которое так подействовало на нее. В таком случае –

4. . остановись и не читай далее, а постой вниманием и чувством на том месте, попитай душу свою им или теми помышлениями, которые оно будет производить, и не спеши отрывать себя от этого состояния. Если время не терпит, оставь лучше правило недоконченным, а этого состояния не разоряй. Оно, может быть, будет осенять тебя целый день, как Ангел-Хранитель. Такого рода благодатные воздействия на душу во время молитвословия означают, что дух молитвы начинает внедряться, и потому надо хранить такое состояние, ибо оно есть самое надежное средство к воспитанию и укреплению в нас духа молитвенного.

Кончив свое молитвословие, не тотчас переходи к каким-либо занятиям, а тоже хоть немного постой и подумай, что это совершено тобою и к чему тебя это обязывает, стараясь, если дано тебе что восчувствовать во время молитвы, сохранить то и после молитвы. Впрочем, если кто совершит свое молитвословие как должно, то и сам не захочет тотчас озабочиваться внешними делами. Таково уж свойство молитвы! Что говорили предки наши, возвратясь из Царьграда: «Кто вкусит сладкого, тот не захочет горького» – то сбывается со всяким, кто хорошо помолится во время своего молитвословия. Вкушение этой молитвенной сладости и есть цель молитвословия, и если молитвословие воспитывает дух молитвенный, то именно через это вкушение.

Урок четвёртый

Но на начальном способе воспитания в себе духа молитвенного, то есть на сообразном со своим назначением совершением молитвословий, останавливаться нельзя: надо идти далее. Припомните, как учатся, например, языкам. Сначала заучивают слова и обороты речи по книгам, но на этом не останавливаются, а стараются с помощью того доходить (и действительно доходят) до того, что сами, без пособия заученного, ведут правильно речь долгую на изучаемом языке. Так надо поступать и в деле молитвы. Мы навыкаем молиться по молитвенникам, то есть по готовым молитвам, переданным нам Господом и святыми отцами, преуспевшими в молитве, но на этом одном останавливаться не должно. Надо простираться далее и, навыкнув умом и сердцем обращаться к Богу со сторонней помощью, делать опыты и своего собственного возношения к Нему, доходить до того, чтобы душа сама, своею речью вступала в молитвенную беседу с Богом, сама возносилась к Нему, сама открывала себя Ему и исповедовала, что такое есть в ней и чего ей желательно. Надобно и к этому приучить душу. А как успеть в этой науке, укажу кратко.

И навык с благоговением, вниманием и чувством молиться по молитвенникам ведет к тому же. Как из переполненного сосуда сама собой изливается вода, так и из сердца, посредством молитвословий исполнившегося светом чувств, сама собою начнет исторгаться своя молитва к Богу. Но есть и особые, исключительно к этой цели обращенные правила, которые должен принять к исполнению всякий желающий успеха в молитве.

Отчего это, скажете, сколько лет иные молятся по молитвенникам, а все еще не имеют молитвы в сердце? Думаю, между прочим, оттого, что только в ту пору несколько и напрягаются возноситься к Богу, когда совершают молитвенное правило, а потом, во все продолжение дня, о Боге и не вспомнят. Кончат, например, свои утренние молитвы и думают, что по отношению к Богу все уже и сделано; затем целый день дело за делом, забота за заботой, а о Боге ни слова, ни помину; разве уж к вечеру (да и то слава Богу) придет на мысль, что вот опять скоро надобно становиться на молитву. От этого происходит то, что если Господь и дает какое-либо доброе чувство утром, то его заглушает суета и многодеятельность дневная. Оттого и вечером не бывает охоты молиться: человек никак не совладает с собой, чтоб хоть немного умягчить свою душу, и молитва вообще худо спеется и зреет. Вот эту-то почти всеобщую неправость и надобно исправить, то есть надо сделать так, чтобы душа не тогда только обращалась к Богу, когда человек стоит на молитве, но в продолжение всего дня сколько можно непрерывно возносилась к Нему и пребывала с Ним.

Урок пятый

Чтобы душа непрерывно возносилась к Богу и пребывала с Ним, нужно, первое, в продолжение всего дня как можно чаще взывать ко Господу краткими словами, смотря по нужде души и текущим делам. Например, начинаешь что – говори: «благослови, Господи»; кончаешь дело – говори: «слава Тебе, Господи!», да не языком только, но чувством сердца. Поднимется какая-нибудь страсть – говори: «спаси, Господи, погибаю»; находит тьма смутительных помышлений – взывай: «Изведи из темницы душу мою». Предстоят неправые дела, и грех влечет к ним – моли: «настави мя, Господи, на путь» или: «Не даждь во смятение ноги моея». Грехи подавляют и влекут к отчаянию – взывай мытаревым гласом: «Боже, милостив буди мне, грешному!» Так и во всяком случае. Или просто говори чаще: «Господи, помилуй; Владычица Богородица, помилуй мя; Ангел Божий, хранитель мой святый, защити мя», или взывай другим каким-либо словом молитвенным. Только старайся как можно чаще делать эти воззвания, домогаясь всячески, чтоб они исходили из сердца, как бы выжатые из него. Когда мы будем так делать, тогда у нас будут частые умные восхождения к Богу из сердца, частые обращения к Богу, частая молитва, а это учащение сообщит навык умного собеседования с Богом.

Читайте так же:  Молитва Святому Киприану короткая

Но чтобы душа стала так взывать, надобно наперед заставить ее обращать во славу Божию все, всякое свое дело, и большое, и малое. Это второй способ , как научить душу днем чаще обращаться к Богу, ибо если положим себе в закон заповедь апостольскую творить вся во славу Божию, даже аще ямы или пиемы ( 1Кор. 10, 31 ), то непременно при каждом деле вспомним о Боге, и вспомним не просто, а с опасением, как бы не поступить неправо и не оскорбить Бога каким-либо делом. Это и заставит обращаться к Богу со страхом и молитвенно просить у Него помощи и вразумления.

Видео (кликните для воспроизведения).

Таким образом, о каком бы свойстве и действии Божием ты ни стал рассуждать, всякое такое размышление наполнит душу твою благоговейными к Богу чувствами и расположениями. Оно прямо устремляет к Богу все существо человека и потому есть самое простое средство приучить душу возноситься к Богу. Самое приличное и удобное для этого время есть утро, когда душа еще не обременена множеством впечатлений и заботами деловыми, и именно после утренней молитвы. Кончишь молитву – сядь и с освященной в молитве мыслию начинай размышлять ныне об одном, завтра о другом свойстве и действии Божием и произведи соответственное тому расположение в душе твоей. Труда тут не много, было бы только желание и решимость, – а плода много.

Святитель Феофан Затворник о молитве Иисусовой

О молитве Иисусовой словесной, умно и сердечно совершаемой

1) Об устной. В сокращенном слове она говорится так: “Господи помилуй”. “Господи Иисусе Христе, помилуй мя грешнаго”, а в полном так: “Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго”. В начале она произносится большею частию принужденно и неохотно, и по мере упражнения и себя к ней принуждения, если только есть решительное намерение посредством молитвы с помощью Божией благодати умалит всесторонния страсти, она от частаго в ней упражнения, по мере умаления страстей, время от времени будет делаться легче, приятнее и желательнее. При устной молитве всевозможно стараться держать разум в словах молитвы, говорить неспешно, все внимание сосредоточивая в мыслях, выражаемых словами, а когда ум будет увлекаться в посторонния мысли, без смущения опять вводить его в слова молитвы. Неразсеянность уму дается не скоро и не тогда как захотим, а когда смиримся и когда Бог благоволит. Сей Божий дар временем не определяется, ниже количеством молитв, а сердечным смирением и Христовой благодатию и всегдашним себя к ней понуждением. Из устной внимательной молитвы бывает переход к молитве умной, которая называется так тогда, когда одним умом к Богу устремляемся или зрим Бога.

2) Об умной молитве. При умной молитве необходимо должно держать внимание в сердце пред Господом. По мере нашаго усердия и смиреннаго тщания в молитве дарует Бог первое дарование уму нашему – собранность и сосредоточенность в молитве. Когда внимание к Господу делается неотходным, то оно есть внимание благодатное; а наше собственное внимание всегда бывает принужденное. От такой умной молитвы бывает переход к сердечной внутренней молитве, если только есть опытный учитель, очень удобный и свободный. Когда чувствами сердца с Богом бываем, а любовь к Богу сердце дополняет, тогда такая молитва носит название сердечной.

Буди вам известно, что умносердечная молитва приходит в сердце иным скоро, а иным не скоро. Я знаю трех лиц: одному пришла как только было сказано в самый этот час; другому пришла через шесть месяцев; третьему – через десять месяцев; а одному великому старцу – через два года. И это почему так бывает одному Богу только известно.

Еще ведайте, что прежде истребления страстей молитва бывает иная и иная по очищении сердца от страстей: первая есть помощница при очищении сердца от страстей; а вторая есть как бы некий духовный залог будущаго блаженства. Делайте так: когда почувствуете вхождение ума в сердце и воздействие молитвы: то давайте полную свободу такой молитве, удаляя все неблагоприятное ей; и пока она будет – ничего другаго не делайте. Когда же не чувствуете такаго влечения, тогда молитесь молитвою устною с поклонами, стараясь всячески внимание держать в сердце пред лицем Господа. Разогреется сердце и при таком образе молитвования. Трезвитесь и бодрствуйте, а особенно во время умносердечной молитвы. Никто так Богу не благоугоден, как тот, кто занимается правильно умносердечной молитвою. Когда вам неудобно, или времени нет упражняться в молитве, то всевозможно храните в себе при всяком вашем занятии молитвенный дух, т.е. имейте в памяти Бога и всячески напрягайтесь умными очами зреть Его пред собою со страхом и любовию, и, чувствуя Его пред собою сущим, с благоговейной покорностью во всех своих делах предавайте себя Его вседержительству, всемогуществу, всезрительству и всеведению так, чтобы во всяком вашем деле, слове и помышлении памятовался Бог и Его святая воля.

Вот в чем состоит сокращенно дух молитвенный. Необходимо должно сей дух иметь любителю молитвы, и насколько возможно всегдашним сердечным вниманием подводить свое разумение под Божие хотение и всецело предать себя Божию разуму и Божию хотению.

• Всячески надо стоять против духа произвольности, или желания и позывов действовать ничем не стесняясь. Сей дух нашептывает: это мне не под силу, на это у меня времени недостает, или за это браться мне еще не время, надо погодить, или – обязанности послушания препятствуют, и многое подобное. Кто слушает его, тот никогда не навыкнет молитве. – В содружестве с сим духом состоит дух самооправдания, который приступает и начинает действовать после того, как кто-либо, увлекшись духом произвольнаго самочиния, сделает что-либо такое, за что совесть безпокоит его. Тогда дух самооправдания разныя употребляет извороты, чтобы обмануть совесть, и неправость свою выставить правостию.

• Бог да сохранит вас от сих злых духов.

Молитва Иисусова

С вами, конечно, было, что иной раз неудержимо Богу молиться захочется. Припомните, что при этом было на душе, и старайтесь всякий раз, как становитесь на молитву, воспроизводить то в душе и так Богу молиться молитвою Иисусовой. Это воспроизведение будет возбуждать молитву Иисусову, а молитва сия поддерживать тот молитвенный строй. В этом весь секрет успеха в творении молитвы Иисусовой.

Для занятия молитвою Иисусовой определите особое время от утренняго и вечерняго молитвословия. Раза два становитесь до обеда, раза два после обеда, всякий раз творя сто молитв Иисусовых – с поклонами поясными при маленьких узелках и земными – при больших.

Положив так, неотложно исполняйте каждый день, ничем не отговариваясь. Став на молитву, тотчас воспоминайте, что Господь близ есть и видит, и слышит, и желает дать вам, что для вас спасительно.

Постоянство в исполнении – главное условие успеха. Успех не вдруг покажется. Для сего потребуется месяцы и годы. Потому нечего отчаяваться в успехе, когда не скоро оказываются плоды труда. Не надо желудок наполнять пищею, пусть чувствуется пустота там, – и сну поблажать не должно. Не должно и развлечений допускать – и смехов и балагурства. Держать себя всегда, как бы находились в присутствии царя. Если будете внимательно все делать, само дело научит многому.

Читайте так же:  Молитвы благодарственные ко Господу Богу

Молитва Иисусова

Ваш навык в молитве Иисусовой то же, что латы или панцырь.

Молитва сия одна есть всеоружие духовное, против всякаго нападения пригодное. Облеките сию молитву смирением и крепким упованием на милостиваго Бога, и Господа нашаго Иисуса Христа, всем хотящаго спастися, и всех скоро спасающаго.

Когда упование на Бога крепко и молитва сильна, тогда врагу нет подступа. Святой Исаак Сирианин в одном месте изображает такое состояние неприступным небесным осенением, к которому враг и приступить боится, потому что опален будет. Благослови Господи труды ваши над собою – благим успехом.

В псалмах поется: вся “слава дщери царевы внутрь”. Там да будет для вас всякая радость и всякое утешение!

Сила молитвы Иисусовой

Молитва Иисусова есть как и всякая другая. Она сильнее всех только всесильным именем Иисуса, Господа, Спасителя, когда оно призывается с верою полною, теплою, не колеблющеюся, – что Он близ есть, все видит и слышит, и тому, чего просят вседушно внимает и готов исполнить и даровать просимое. Упование такое не посрамляет. Если замедляется иногда исполнение, это зависит от неготовности еще просящаго принять просимое.

Чувство недостоинства пред Богом и молитва

Вы писали, что становитесь на молитву, начинаете творить молитву Иисусову, – и бросаете, считая себя недостойной стоять умно пред Господом. я тут не пойму, в чем дело. Надобно не только когда на молитве стоим, но и всегда пред Господом ходить так, как бы в глаза Ему смотря или под очами Его находясь. Ибо так это и есть. А вы вон как. Только что мысль станет пред Господа – вы бежать.

Если бы Господь запретил являться пред Себя, конечно, в вашем действии было бы нечто дельное; но когда Господь Сам есть приближаяйся, от всех требует приближения к Себе, то какой смысл в вашем действовании? Это вы во второй раз пишете. Извольте бросить это. А стараться приобретать навык неотходно стоять пред Господом. Как проснетесь, до того как заснете, и во все время со страхом и трепетом и со всем вниманием и к себе и к Господу.

О количестве молитв Иисусовых

Монах из обители П. хорошо делает, что трудится в молитве Иисусовой. Но не забывает ли он, что дело не в словах и не в количестве молитв Иисусовых, а в навыке быть всегда в памяти о Господе. Количество хорошо выдерживать, чтоб не разлениться, но главное, чтоб при сем мысли и чувства были святыя. Плод молитвы главный – не теплота и сладость, а страх Божий и сокрушение. Их постоянно надо возгревать и с ними жить, и ими дышать.

Брат сей сказал, что даже не понимает, что это за благоговейнство и страх Божий. Это очень дурно. Пред Царем кто может стоять без страха?! Не тем ли паче пред Богом! – В Киеве, в Лавре, был брат, который говаривал: “смотрите, с Богом-то не станьте за панибрата”. Уж не эта ли беда у брата того? – Не дивно, когда у него плод молитвы определяется только теплотою и сладостью. Это – сластолюбие духовное. Главное – страх Божий и дух сокрушен. Теплота и сладость хороши в деле духовном; но не ими надо определять цену деланий духовных.

Вы говорите, что иногда забываете счет молитв по четкам. Беда не велика. Когда есть припадания к Господу, яко присущему, со страхом и упованием, это лучше всякаго выполнения числа молитв.

О искуственных приемах совершения Иисусовой молитвы

Вопрос верно относился к молитве Иисусовой. Сколько нагородили прибаутков о святой сей молитве?! – А дело просто: веруешь ли, что Господь Иисус Христос есть единый Спаситель твой? – Если веруешь, взывай к Нему: “Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя”. А мудрецы мудреныя про веру забыли, а все внимание остановили на словах; тут у них пошли сказки и про язык, и про губы, и про дыхание, и про голову с бородою, и про сидение.

О молитве Иисусовой

Ныне с молитвою Иисусовой не знать как обращаются. Сколько напридумали прибаутков! – А о существе дела совсем забывают. Оттого выходит, что одни только на словах и останавливаются, твердят: “Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя”, но без всякой мысли и чувства. Я называю их шепотниками, или шептунами. Другия останавливаются на ноздренном дыхании и сопят. Это сопуны. Показались еще какия-то такия, которыя, будто не имея сил остановить внутренняго движения, начинают кричать: “Иисусе. Иисусе. Ии. Ии. ” Это кликуши.

А дело молитвы сей просто: стань умом в сердце пред лицем Господа и взывай: “Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя”, или только: “Господи помилуй”. “Милостивый Господи, помилуй мя, грешнаго”. или другими какими словами. Сила совсем не в словах, а в мыслях и чувствах. На этом и стойте, и все прибаутки отвергайте, и сами и других тому учите.

Католический взгляд на молитву умную

. взялся переводить нечто. Дошло до статей о молитве. Темная какая-то путаница! И остановился. Латиняне умную молитву не по – нашему понимают. Она у них богомыслие, заключаемое молитвою. А это хотя очень плодотворное упражнение, но не есть молитва. Молитва – особое упражнение от Богомыслия.

Феофан Затворник – ЧЕТЫРЕ СЛОВА О МОЛИТВЕ

Феофан Затворник – ЧЕТЫРЕ СЛОВА О МОЛИТВЕ краткое содержание

Афонского Русского Пантелеимонова монастыря

От Московского Духовно-Цензурного Комитета

Москва. Октябрь 20 дня, 1911 года.

Цензор Протоиерей Николай Боголюбский

Жизнь в Боге и с Богом

Любовь – венец жизни христианской

Типо-Литография И.Ефимова, преемник И.С.Ефимов, Большая Якиманка, соб.д.

ЧЕТЫРЕ СЛОВА О МОЛИТВЕ – читать онлайн бесплатно ознакомительный отрывок

ЧЕТЫРЕ СЛОВА О МОЛИТВЕ

В праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы нахожу благовременным предложить вам наставление о молитве, – главном деле храма. Храм есть место молитвы и поприще ее развития. Для нас введение во храм есть введение в дух молитвенный. И сердце благоволит Господь именовать храмом Своим, куда входя умно, продстоим ему, восхождение к Нему возбуждая, как благовонное курение фимиама. Будем же учиться, как сего достигнуть?!

Собираясь в храм, конечно, вы молитесь. И здесь совершая молитву, верно, и дома не оставляете ее. Потому излишне было бы говорить вам о нашей обязанности молиться, когда вы молитесь; но никак, думаю, не излишне указать вам два – три правила о том, как совершать молитву, если не в научение, то в напоминание. Дело молитвы есть первое дело в христианской жизни. Если в отношении к обычному порядку дел верно присловие: век живи, век учись; то тем паче оно приложимо к молитве, действие которой не должно иметь перерыва, и степени которой не имеют предела.

Читайте так же:  Покаянная молитва после аборта

Припоминаю мудрое обыкновение древних святых отцев, по которому они, приветствуя друг друга при свидании, – не о здоровье и не о чем другом спрашивали, а о молитве, говоря: как идет, или как действуется молитва? Действие молитвы у них было признаком жизни духовной, – и они именовали ее дыханием духа. – Есть дыхание в теле, – живет тело; – прекратится дыхание, – прекращается жизнь. Так и в духе. Есть молитва, – живет дух; нет молитвы, – нет жизни в духе.

Не всякое однакож совершение молитвы или молитвословие есть молитва. – Стать пред иконою – дома, или здесь – и класть поклоны – не есть еще молитва, а принаддежность молитвы; читать молитвы на память, или по книжке, или слушать другого читающаго их – еще не есть молитва, – а только орудие или способ обнаружения и возбуждения ее. Сама молитва есть возникновение в сердце нашем одного за другим благоговейных чувств к Богу, – чувства самоуничижения, преданности, благодарения, славословия, прощения, усердного припадания, сокрушения, покорности воле Божией и проч. Вся забота наша должна быть о том, чтоб, во время наших молитвословий, сии и подобныя им чувства наполняли душу нашу, чтоб, когда язык читает молитвы, или ухо слушает, а тело кладет поклоны, сердце не было пусто, а в нем качествовало какое-либо чувство, к Богу устремленное. Когда есть сии чувства, молитвословие наше есть молитва, а когда нет, – оно не есть еще молитва.

Кажется, что бы проще и естественнее для нас, как не молитва, или сердца к Богу устремление? А, между тем, оно не у всех и не всегда бывает. Его надо возбудить и возбужденное укрепить, или, что то же, надо воспитать в себе дух молитвенный. Первый к сему способ есть – читательное, или слушательное молитвословие. Совершай, как следует, молитвословие, – и непременно возбудишь и укрепишь восхождение в сердце твоем к Богу, или войдешь в дух молитвенный.

В молитвенниках наших помещены молитвы св. отцев – Ефрема Сирианина, Макария Египетскаго, Василия Великого, Иоанна Златоуста и других великих молитвенников. Будучи исполняемы духом молитвенным, они изложили внушенное сим духом в слове и передали то нам. В молитвах их движется великая сила молитвенная, и кто всем вниманием и усердием приникает в них, тот, в силу закона взаимодействия, непременно вкусит силы молитвенной, по мере сближения настроения своего с содержанием молитвы. Чтоб молитвословие наше сделать нам действительным средством к воспитанию молитвы, надо так совершать его, чтобы и мысль и сердце воспринимали содержание молитв, составляющих его. Укажу для сего три самых простых приема: не приступай к молитвословию без предварительнаго, хотя краткаго, приготовления, – не совершай его кое-как, а со внпманием и чувством, и не тотчас по окончании молитв переходи к обычным занятиям.

Пусть молитвословие есть у нас самое обычное дело, но никак нельзя, чтоб оно не требовало приготовления. Что обычнее читания или писания для умеющих читать и писать? – между тем, однакож, садясь писать или читать, не вдруг начинаем дело, а медлим несколько пред тем, по крайней мере, столько, чтоб поставить себя в пригодное положение. Тем паче необходимы пред молитвою приготовительные к молитве действия,- особенно тогда, когда предшествовавшее занятие было совсем из другой области, нежели к какой относится молитва.

Итак, – приступая к молитвословию, утром или вечером, постой немного, или посиди, или походи, и потрудись в сие время отрезвить мысль, отвлекши ее от всех земных дел и предметов. Затем помысли, кто Тот, к Кому обратишся ты в молитве, и кто ты, имеющий начать теперь сие молитвенное к Нему обращение, – и соответственное тому возбуди в душе настроение самоуничиженного и благоговейным страхом проникнутого предстояния Богу в сердце. В этом все приготовление – благоговейно стать пред Богом, – малое, но немалозначительное. Тут полагается начало молитвы; доброе же начало – половина дела.

Так установившись внутренно, стань затем пред иконою и, несколько положив поклонов, – начинай обычное молитвословие: слава Тебе, Боже наш, слава Тебе! – Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, прииди и вселися в ны и проч. Читай неспешно, – во всякое слово вникай, и мысль всякаго слова до сердца доводи, сопровождая то поклонами. В этом все дело читания молитвы, Богу приятного и плодоносного. Вникай во всякое слово и мысль слова до сердца доводи, – иначе – понимай, что читаешь и понятое чувствуй. Других правил не требуется. – Эти два – понимай и чувствуй, исполненные как следует, украшают всякое молитвословие полным достоинством и сообщают ему все плодотворное действие. Читаешь: очисти ны от всякия скверны, – возчувствуй скверноту свою, возжелай чистоты, и уповательно взыщи ее у Господа. Читаешь: остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим, – и в душе своей всем прости, и сердцем все всем простившим проси себе у Господа прощения. Читаешь: да будет воля Твоя, – и в сердце своем совершенно предай Господу участь твою и безпрекословную изяви готовность благодушно встретить все, что Господу угодно будет послать тебе. Если будешь так действовать при всяком стихе молитвы твоей, то у тебя будет надлежащее молитвословие.

Видео (кликните для воспроизведения).

Чтоб успешнее можно было совершать его таким образом, – вот что сделай: 1) имей молитвенное правило, с благословения духовного отца твоего, – не большое, такое, которое мог бы ты исполнять неспешно, при обычном течении твоих дел; 2) прежде чем молиться, в свободное время вчитывайся в молитвы, входящия в твое правило, пойми полно каждое слово и прочувствуй его, чтоб тебе наперед знать, что при каком слове должно быть у тебя на душе, а еще лучше, если положенные молитвы заучишь напамять. Когда сделаешь так, то во время молитвословия легко тебе будет понимать и чувствовать. Останется одно затруднение: мысль летучая все будет отбегать на другие предметы. Тут вот что надо: 3) надо употребить напряжение на сохранение внимания, зная наперед, что мысль отбегать будет.

Феофан о молитве
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here