Молитва перед пением на клиросе

Подробное описание: Молитва перед пением на клиросе - с детальным описанием, специально для Вас!

Желание петь — блажь или призвание?

Желание петь на клиросе испытывают многие. Стоит ли воспринимать тягу к церковному пению как призвание? Нужно ли реализовывать свое желание? Возможно ли это? Принесет ли это пользу Церкви? Об одном таком опыте — рассказ от первого лица в нашей сегодняшней рубрике.

Изначально я очень сильно сомневалась в том, что мне стоит воплощать в жизнь свое желание петь в церковном хоре. Однако обстоятельства складывались таким образом, что не встать на клирос означало бы непослушание настоятелю храма, который я посещала. А на это я решиться не могла.

Окраинный храм, небольшой женский коллектив. Почти у всех была основная работа, и на клирос многие приходили при наличии свободного от нее времени. Священники и тому были рады — с певчими было не густо. Многие из нас послушно пели стихиры, тропари и нотные песнопения, на которые указывал регент, но самостоятельно в уставе не разбирались и без регента службу спеть не могли. Однажды пришла я пораньше, время начала Литургии неумолимо приближалось, а регент и другие певчие опаздывали. Священник выглянул из алтаря и, увидев одного певчего, удовлетворенно кивнул: ему и невдомек, что этот певчий — дуб-дерево и в одиночку даже «Господи, помилуй» в нужном месте не споет. Когда я поняла, что батюшка может начать службу, не дожидаясь прихода опаздывающего регента, — сбежала с клироса сломя голову. Стыдно, конечно, но это лучше, нежели претерпеть позор потом, во время службы. После второго такого происшествия я начала задумываться о том, что со своим образованием в этой области надо что-то делать.

Оказалось, что учиться церковному пению в Саратове человеку, занятому на основной работе с 8 до 17 часов, особо и негде. Но мне несказанно повезло…

Спасите наши уши!

Однажды мне поступило предложение петь в храме во имя святого праведного Лазаря Четверодневного, что на Ново-Елшанском кладбище. Желающих быть там певчими не было: и добраться сложно, и прихожан особо нет в связи с удаленностью от города. И как-то все сходилось на мне: живу недалеко, в Жасминном, есть свой автомобиль, желание подтянуть свой уровень в области церковного пения и возможность сделать это, не травмируя слух прихожан.

Несколько вечеров перед первой Литургией, которую мне предстояло спеть самостоятельно, со мной позанималась регент Никольского храма. Она упорядочила в моей голове знания и навыки, и я стала понимать ход службы, а также вполне сносно пропевала основные песнопения. Больше времени на занятия не было — приближались выходные и мое первое «одиночное плавание».

Как только началась служба, меня парализовал страх. Отчего?! Ход Литургии я выучила, священника знала давно, свечница — добрая знакомая, а алтарник — тот вообще живет со мной по соседству. Больше в храме никого не было, кроме Сил бесплотных. «Вот в них все и дело!» — это я потом прочувствовала душой. Впоследствии трепет перед службой возникал всегда, даже когда я уже была уверена в своих силах. Я поняла, что богослужение — самое важное, что происходит на земле. А человек, участвующий в нем, несет колоссальную ответственность за качество и каждую секунду этого таинственного действа.

На той, первой, Литургии я читала и пела как в тумане, от страха совершенно ничего не соображая. Подошел черед чтения Апостола. На ватных ногах я вышла к центральному аналою и на возглас священника из алтаря: «Премудрость!» зачем-то вместо фразы «К Галатам послания святаго апостола Павла чтение» торжественно изрекла: «Вонмем!». Единственное, на что в тот момент хватило моего парализованного страхом ума, — понять, что сморозила я что-то не то… Повисла звенящая тишина. Мне эта минута тишины показалась вечностью, я покачивалась на ватных ногах, борясь с желанием упасть в спасительный обморок. Священник меня из ступора вывел, ситуацию исправил, я прочла послание к Галатам и с горем пополам допела-таки Литургию.

На всенощном бдении, которое сложнее Литургии, я первое время тоже выкидывала фортели. Бедные батюшки, которые служили в Лазаревском храме посменно! Все они понимали, что деваться от меня некуда. Певчих, умеющих самостоятельно, в одиночку пропеть всю службу, в городе тогда можно было пересчитать по пальцам…

И вот буквально за несколько последних лет ситуация в нашем городе переменилась. Я даже немного завидую тем, кто учится петь сейчас, потому что перед этими людьми открыты большие возможности получить глубокие знания, и ничьи уши от их ученических ошибок не пострадают!

Любители-отличники

Любительские хоровые коллективы сейчас есть практически во всех саратовских храмах, а в некоторых помимо любительских взрослых хоров существуют и детские.

Я пообщалась с регентами любительских церковных хоров, интересуясь у них, можно ли научиться церковному пению, не имея музыкального образования. Есть ли шансы научиться красиво петь, если ваш голос не услаждает слух собеседника? Возможно ли это, если вы немилосердно фальшивите, а петь очень хочется?

— Было бы желание, — говорит Ирина Катарьян, регент Ильинского храма поселка ВСО города Саратова. — Я никого не отсеиваю. Слух можно выработать, голос поставить. Все зависит от трудолюбия человека, и нередко приходится замечать, как люди с меньшими вокальными данными оставляют позади тех, кому дарован хороший слух и голос. Наши любители сейчас уже поют Литургию по субботам. Я считаю, что практика очень важна и именно применение знаний на богослужениях ускоряет обучение.

— С любительским хором очень приятно работать, — рассказывает Мария Никитина, преподаватель церковного пения в певческой школе Петропавловского храма Саратова. — Они как дети-отличники: их важное качество — усердие.

Читайте так же:  Покаянная молитва перед исповедью

— В певческой школе Петропавловского храма преподается чинопоследование богослужения (устав), церковнославянский язык, вокал и непосредственно пение, — рассказывает регент любительского хора Виктория Усова. — Любители поют на вечернем богослужении по пятницам и на Литургии по субботам. В праздники выезжают на богослужения в села, где нет певчих. Сейчас у нас обучается 30 человек.

Наталья Федотова занимается с любительским хором храма во имя святителя Митрофана Воронежского.

— Хор существует с июля 2015 года, — рассказывает Наталья. — Учим пока Литургию (обиход) и тропарные гласы. Результаты уже есть. Конечно, приходится много времени тратить на обучение новичков нотной грамоте, потому что основная масса учеников музыкального образования не имеет, но это преодолимое препятствие.

В бывшем здании семинарии по адресу Радищева, 24 работают курсы церковного пения, организованные миссионерским отделом Саратовской епархии. Обучение проходит также по нескольким направлениям — от постановки дыхания и голоса до изучения чинопоследования Божественной литургии, всенощного бдения, молебна и панихиды.

Зачем это нужно?

Много в России вымерших сел-призраков. А где-то в глубинке жизнь еще теплится. Например, в старинном русском селе Синодское Воскресенского района Саратовской области численность населения когда-то достигала 2500 человек. В центре села стоял каменный, с колокольней и престолом во имя Святой Живоначальной Троицы красавец храм. В советские годы он был разрушен, а Синодское, как и многие другие российские села, пришло в упадок. И вот в 2015 году общине было передано здание бывшей сельской конторы для совершения богослужений.

Воскресное утро, к храму тянутся немногочисленные прихожане, и каждый несет с собой или везет на санках по небольшому полену — в храме установлена дровяная печка. По большим праздникам в Синодское приезжает служить командированный из Саратова священник, а по выходным из Саратова прибывают миссионеры — Надежда Анатольевна Попова и Олег Федорович Злобнов. Приезжают, потому что это нужно верующим жителям Синодского. Олег посещает курсы миссионерского отдела епархии, Надежда ходит на курсы церковного пения. В Синодском они служат обедницу мирским чином и читают часы. Надежда поет, Олег Федорович после службы объясняет прихожанам суть главы Евангелия и Апостола, которые читались в этот день.

Прихожан мало, всё больше старушки.

— Конечно, печально видеть, что в храме только немощные бабушки, — говорит Надежда. — Но согревает мысль, что первыми всегда приходят старушки, а за ними начинает подтягиваться и молодежь. И верится, что если возрождается церковь, возродится и село.

— Священников не хватает, организовать регулярные богослужения в отдаленных селах не представляется пока возможным, поэтому цель наших курсов — подготовить людей, которые могли бы послужить Церкви на клиросе, — говорит руководитель миссионерского отдела Саратовской епархии священник Дионисий Каменщиков. — Тогда жители глубинки смогут молиться в церкви не только в большие праздники, но и каждые выходные. Мы понимаем, что таких людей вряд ли будет много, потому что это настоящее подвижничество — каждые выходные отправляться в дальнее село, несмотря на погоду, самочувствие, настроение. Это настоящее жертвенное служение, и людей, на него способных, единицы. Но мы таких людей ищем.

Наверно, когда есть желание послужить Церкви, Богу и людям, и для этого предоставляются все возможности, нужно хвататься за них, чтобы спустя годы не пришлось испытывать горечь за потраченное зря данное Богом время и закопанные таланты.

Газета «Православная вера» № 02 (550)

О молитве на клиросе

«Молитвенное правило направляет правильно и свято душу, научает её поклоняться Богу Духом и Истиною (Ин. 4:23), между тем, как душа, будучи предоставлена самой себе, не могла бы идти правильно путем молитвы. По причине своего повреждения и омрачения грехом она совращалась бы непрестанно в стороны, нередко в пропасти: то в рассеянность, то в мечтательность, то в различные пустые и обманчивые призраки высоких молитвенных состояний, сочиняемых её тщеславием и самолюбием».

Святитель Игнатий Брянчанинов

В статье пойдет речь об отношении клиросных певчих к молитве. Адресована статья всем прихожанам и церковнослужителям православных храмов, а также, дерзаем предположить, обратят внимание к нашим доводам и священники.

Актуальность проблемы заключается в том, что в настоящее время многие регенты и певчие считают, что молитва – это само их пение, при этом индивидуальное молитвенное участие певчих на клиросе, в ряде случаев, исключается.

Основная мысль, которую хотелось бы вынести на обсуждение: если человек не молится дома, в спокойной обстановке, то можно предположить, что он не будет молиться и на клиросе, где много искушений. Общий вывод, который авторы желают сделать из данной статьи, состоит в том, что на клиросе целесообразно пение лишь тех певчих, кто знает полностью, или близко к тому, вечернее и утреннее правило, или же, по крайней мере, некоторый минимум молитв, входящих в домашнее правило.

Первый вопрос, который следует рассмотреть в рамках поставленной темы, заключается в том, существуют ли какие-либо установления Русской Православной Церкви, определяющие необходимость домашнего молитвенного правила для православного христианина?

Среди множества книг, адресованных мирянам, следует остановиться на «Христианском катехизисе», составленном митрополитом Филаретом (Вознесенским). В главе XXVIII этого катехизиса говорится о важности и необходимости молитвы для православного христианина.

Таким образом, мы видим, как велико значение молитвы в духовной жизни православного христианина: «Молитва есть первый и необходимейший элемент нашей духовной жизни… Человек, не молящийся Богу, в духовном отношении – мертвец». Вот каково значение молитвы!

Однако, в «Христианском катехизисе» ничего не говорится о содержании домашнего молитвенного правила.

Ответ на этот вопрос содержится в «Настольной книге священнослужителя», том 4, с. 736.

«Существует три основных молитвенных правила:
1) полное молитвенное правило, рассчитанное на монахов и духовно опытных мирян, которое напечатано в «Православном молитвослове»;

Читайте так же:  Послушание превыше поста и молитвы Серафим Саровский

2) краткое молитвенное правило, рассчитанное на всех верующих; утром: «Царю Небесный», Трисвятое, «Отче наш», «Богородице Дево», «От сна восстав», «Помилуй мя, Боже», «Верую», «Боже, очисти», «К Тебе, Владыко», «Святый Ангеле», «Пресвятая Владычице», призывание святых, молитва за живых и усопших; вечером: «Царю Небесный», Трисвятое, «Отче наш», «Помилуй нас, Господи», «Боже вечный», «Благаго Царя», «Ангеле Христов», от «Взбранной Воеводе» до «Достойно есть»; эти молитвы содержатся в любом молитвослове;

3) краткое молитвенное правило преподобного Серафима Саровского: три раза «Отче наш», три раза «Богородице Дево» и один раз «Верую» – для тех дней и обстоятельств, когда человек находится в крайнем утомлении или весьма ограничен во времени. Совсем опускать молитвенное правило нельзя. Даже если молитвенное правило читается без должного внимания, слова молитв, проникая в душу, оказывают свое очищающее воздействие». (Конец цитаты).

Должны ли клиросные певчие следовать данным установлениям?

Вопрос этот совсем не праздный. Молитва есть общение человека с Богом. Отношение к молитве, по сути, отражает духовное состояние человека.
Не секрет, что сейчас к певчим не предъявляется почти никаких требований духовного плана. «Лишь бы пел» – так рассуждают регенты церковных хоров. Нередко в церковных хорах можно встретить даже некрещёных людей.
Об этом уже говорилось в нашей предыдущей статье «Некоторые особенности клиросного послушания» (http://www.rusk.ru/st.php? >

Ещё в IV веке святитель Василий Великий в одном из своих посланий, признанных Церковью каноническими, писал: «По обычаю, издревле водворившемуся в церквах Божиих, служители Церкви приемлемы были по испытании со всякой строгостию, и всё поведение их прилежно исследуемо было: не злоречивы ли, не пьяницы ли, не склонны ли к ссорам, наставляют ли юность свою».

Неужели все приведённые установления Церкви – пустые слова? Разве не нужно певчим воспитывать в себе потребность к молитве и понуждать себя к ней? Разве это пережиток прошлого, не актуальный в наше время? Разве возможно заменить дар общения с Богом, который даётся каждому из нас, одним лишь пением слова молитвы, без понимания и принятия их?

Возможно ли пение на клиросе не молящихся певчих?

Вот что говорится на сайте межепархиальной Спасо-Преображенской общины (http://www.spo.orthodoxy.ru/library/05_Kutuzov_01.html):

«В древности в Церкви пели все молящиеся, и идеал православного Богослужения заключается именно в соборности молитвенного делания. И если со временем церковное пение, усложнившись и обогатившись, стало уделом профессионалов, когда поёт только клирос, то ещё более возрастает нужда в том, чтобы каждый певчий прилежно молился во время пения. Но если певчие на клиросе не молятся во время пения, то это уже профанация Богослужения. И принципиально неверна та установка, что хор, мол, поёт для прихожан, а молятся певчие или нет, это их личное дело. Только при молитвенной атмосфере на клиросе возможно истинно церковное пение, способное создать молитвенное настроение у прихожан.

Церковный правый клирос всё более превращается в подобие светского хора с наёмными певцами, приходящими «на работу», – молиться здесь они не научатся, если и была у них малая молитва, здесь они потеряют и её.

Многие современные христиане подтверждают эти слова делом – они не хотят слушать правый хор с его «профессиональным» пением и предпочитают в праздник сходить на раннюю литургию, когда поёт левый (обиходный) хор».

Клирос перестал быть местом служения и, для многих, постепенно превратился в работу. В наше время люди, много лет поющие в церковных хорах, иногда не представляют себе элементарного хода церковной службы. Те, кто видит всю остроту вставшей проблемы, понимают, что и регент, и церковный певчий должны быть, в первую очередь, носителями подлинной православной культуры, должны быть реально включены в литургическое служение, «общее дело». А «для того, чтобы осуществился церковный замысел об этом служении, оно должно быть осознанно, воспринято, выстрадано и реализовано именно как соучастие в Богослужении, – то есть, оно требует подлинной веры, молитвы, нравственной, духовной жизни. Иначе вместо подлинного церковного искусства получится, всего лишь, подделка-стилизация», указывает Е. Резниченко в книге «Высшее регентское образование в России» (М.: «Композитор», 2000).

Таким образом, каждый певчий должен прилежно молиться во время пения. Не зависимо от того, считает ли он сам себя обязанным к этому.

На известной картине В. Маковского «Придворные певчие» (1870), которая находится в Государственной Третьяковской галерее, изображены пять придворных певчих в красивых кафтанах (так называемых стихарях). Выражение лиц тружеников клироса одухотворённое, певчие всем телом и душой проникаются Богослужением, исполняя своё послушание. Уже даже сама одежда обязывала их к благочестивой жизни.

В те времена певчие носили домашнюю одежду той же формы, что и диаконы, – рясы и подрясники, а для Богослужений облачались в стихари: «золотые», «серебряные» или чёрные парчовые.

Певец и чтец были низшими степенями церковного клира, которые, как приготовительные, должен был пройти всякий, готовящийся к принятию священного сана. Посвящение в певца (чтеца) называлось хиротесией и, по сути, являлось выделением наиболее достойных по благочестию из среды мирян для прислуживания при храмовом Богослужении.

По мнению авторов статьи, в связи с вышеописанным, было бы целесообразно попытаться воплотить в жизнь древнюю, проверенную временем практику, когда певчими становились прихожане, а пение в церкви не воцерковлённых людей не допускалось.
Прихожанин, желающий стать певчим, должен участвовать в Богослужении, в жизни общины, до тех пор, пока не обретёт НАВЫК к молитве. И лишь после этого он может быть допущен на клирос, при наличии музыкальных способностей. Именно так: сначала молитва, и только потом музыкальный талант и прочие способности.

Оценить наличие навыка к молитве у певчего, достаточно легко, можно на основании знания им утренних и вечерних молитв, или, по крайней мере, минимума их, определённого в «Настольной книге священнослужителя» (правило Серафима Саровского, как указано там, читается в случае крайнего утомления или нехватки времени, поэтому весьма странно, если при отсутствии времени на молитву мирянин будет посвящать это время пению на клиросе). Если придерживаться этих правил, как положено, то они останутся в памяти, без особых усилий, уже через год или два. Это совсем не большое время. И ни один хор не обеднеет от этого. И ни один певчий, также, ничего не потеряет, если попадёт на клирос только спустя этот небольшой промежуток времени, в течение которого он будет участвовать в жизни общины, наравне с остальными прихожанами.

Читайте так же:  Молитва на звонок любимого человека

Основное возражение, которое здесь возможно: «Петь будет некому».

В данном случае, количество не заменяет качество. Зачем на клиросе нужны певцы, если они не считают нужным молиться? Апостол Павел в Послании к Коринфянам пишет: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая». Это же сравнение представляется возможным употребить по отношению к таким певцам. Ведь такое пение, по сути, ничем не отличается от механического воспроизведения. Место не воцерковлённых певчих не на клиросе, а в храме с прихожанами. До тех пор, пока не станут воцерковлёнными. Пока не обретут навык к молитве, пока не научатся понимать предназначение и смысл Богослужения.

Дело в том, что и два человека могут красиво спеть службу. Ещё более красиво звучит, когда на два голоса поют много людей (верующих), даже любителей. Именно с одноголосного и двухголосного пения начиналось Богослужение в нашей Церкви. Именно при таком пении были понятными слова и смысл молитв, даже если пели любители, а не профессионалы. Поэтому, хочется осторожно высказать предположение, что в небольших храмах, четырёхголосное пение, ради которого приходы часто несут существенную финансовую нагрузку, с успехом и даже пользой могло бы быть заменено двухголосным.

Другое возражение, которое может прозвучать в ответ на тезис о нецелесообразности пения на клиросе только что пришедших в Церковь людей, может быть таким: «Человек может в процессе приобщения к церковному пению становиться верующим».

Видео (кликните для воспроизведения).

Действительно, теоретически это возможно, но, к сожалению, очень часто всё бывает наоборот. Если человек, недавно пришедший в церковь, начинает петь на клиросе, (авторы полагают, что так происходит в большинстве случаев), то видит он не молящихся прихожан, а видит обычных певчих, которые, как уже упоминалось, иногда даже не считают нужным молиться. Молитва на клиросе слишком часто выглядит, как тягостное сидение в паузах между пением, заполненное посторонними делами.

Почему на клиросе принято считать, что во время шестопсалмия, 1-го часа, паремий, кафисм и т.д., то есть, в то время, когда хор не поёт, возможно заполнять эти «паузы» каким-то делами? Ведь Храм Божий – это дом молитвы. Если певчие воспринимают перерывы между пением, как «паузы», то это есть пустота духовная. Разве Богослужебные чтения читаются просто так, ради сотрясания воздуха, разве мы не должны их слушать с великим тщанием и внимать тому, о чём там повествуется?

Некоторые певчие скажут, что они молятся во время пения. Но будет ли молитва во время пения лучше, чем сидя, во время «пауз»? Увы, навыкнуть молитве при подобном отношении сможет далеко не каждый из нас. Чтобы всего этого не происходило, нужно учиться молитве и понуждать себя к ней.

Неисповедимы пути Господни, – бывает и так, что певчие, пришедшие в храм изначально ради подработки или простого интереса, по прошествии времени становятся достойными православными христианами. Помимо того, что эти люди навыкают молитве, послушанию, Таинствам Церкви и т.д., они ещё научаются жить со всеми в мире, меньше раздражаться, меньше осуждать и обижать своих ближних, сожалеют о своём прошлом, о своих былых делах, плачут о своих грехах, искренне раскаиваются в них, и сожалеют о том, что не смогли придти к Богу раньше… Но, к сожалению, – это исключения. Не стоит идти по такому пути, успокаивая себя тем, что когда-нибудь всё это придёт само.

Первое и главное, что требуется от певчих (будущих певчих), – наличие навыка к молитве. Пока прихожанин не приучил себя вычитывать домашние молитвы, хотя бы некоторые из них, пока у него не выработался навык к этому, ему рано (!) петь на клиросе.

Совсем странным и неуместным выглядит участие в выполнении клиросного послушания тех певцов, кто вообще не был прихожанином.

Избежать равнодушия и духовного охлаждения на клиросе можно, изначально воспитав в себе устойчивые отношения к святыни, к молитве, и оградив себя от искушений определёнными правилами духовной жизни. Для человека, который хочет нести клиросное послушание, на наш взгляд, крайне желательна приходская подготовка, или, проще говоря, срок, в течение которого воцерковляющийся человек, посещая храм Божий, приобщаясь к таинствам Церкви, навыкая молитве (как церковной, так и келейной) и прочим добродетелям, получает благодать Божию, которая даёт человеку возможность и силы для духовного роста. Этот срок индивидуален для каждого из нас и может длиться от нескольких месяцев до десятилетий, поэтому довольно сложно однозначно сказать, сколько лет приходской практики для подготовки к исполнению клиросного послушания будет достаточно тому или иному человеку. Но, на наш взгляд, этот период должен быть никак не меньше 1-2 лет регулярной и полноценной приходской практики.

Православное богослужение. Практическое руководство для клириков и мирян. Часть I

Канонические правила относительно богослужебного пения

Богослужебное пение должно исполняться благоговейно и богобоязненно, без «бесчинных воплей» и излишней торопливости.

«Желаем, чтобы приходящие в церковь для пения не употребляли безчинных воплей, не вынуждали из себя неестественнаго крика, и не вводили ничего несообразнаго и несвойственнаго Церкви: но с великим вниманием и умилением приносили псалмопения Богу, назирающему сокровенное. Ибо священное слово поучало сынов Израилевых быти благоговейными ( Лев. 15:31 )» (75–е пр. 6–го Всел. собора).

Читайте так же:  Молитва чтобы навсегда забыть человека

«. Отцы определили, чтобы священные песнопения были исполняемы не с бесчинными и напряженными воплями вынуждаемыми, а также не с какими–нибудь фонетическими прикрасами, не свойственными с церковным установлением и последованием, каковы, например, театральные напевы и излишняя вычурность голосов, но с великим умилением и богоугодным образом возносимы были молитвы Богу, видящему сокровенное в сердцах наших» (толкование Вальсамона на 75–е правило 6–го Всел. собора).

В храме дозволено исполнятъ только канонически утвержденные песнопения. Категорически запрещается исполнение песнопений, не утвержденных соборно.

«Постановлено и сие: да совершаются всеми утвержденные на Соборе молитвы, как предначинательные, так и окончательные, и молитвы предложения или возложения рук: и отнюдь да не приносятся никогда иные, вопреки вере, но да глаголются те, кои просвещеннейшими собраны» (116–е правило Карфагенского Поместн. собора).

«Угодно было, чтобы всеми совершаемы были моления, утвержденные на Соборе, как предначинательные, так и предложения, или возложения рук, и чтобы никогда не были вводимы другие, противные вере.

Все должны соблюдать утвержденные Соборами писания и молитвы, которые приняла Церковь, т.е. песнопения, поемые до Евангелия, чтения из Священных Писаний, молитвы предложения, т.е. молитвы за оглашенных, чрез которые мы препоручаем их Богу, и молитвы возложения рук. » (толкование Аристина на 116–е правило Карфаг. собора).

Некоторые указания церковным певчим

Пение на клиросе должно быть спокойное, благоговейное, неспешное, внятное, так чтобы предстоящие в церкви могли разбирать и понять каждое слово поемой церковной песни. Прямая обязанность – петь на клиросе – возлагается на псаломщиков и церковных певчих, а затем и на всех вообще не очередных священно–церковно–служителей, которые своим званием и совестью призываются к участию в чтении и пении на клиросе.

Церковные напевы должны быть единообразные и, по возможности, древние. Не допускается употребление нотных переложений церковных песнопений, не одобренных Церковными властями. Из дозволенных сочинений и переложений могут быть употребляемы только те, которые именно на эту службу избраны и назначены настоятелем церкви.

Запрещается пение в церквах по рукописным тетрадям, неодобренным к употреблению, тем более запрещается пение стихов, выдуманных по произволу.

Не рекомендуется пение в церквах во время Божественной литургии вместо причастного стиха музыкальных произведений, называемых «концертами», причем, однако, не должны быть нарушаемы правила и древние обычаи, по которым вместо причастного стиха поются в разных местах и в разные времена, в молитвенное воспоминание важнейших событий, – псалмы, стихиры и прочие церковные песнопения, к слушанию которых молящиеся привыкли.

Необходимо, насколько возможно шире, вводить в строй современного богослужения пение с народом, начиная с пения общеупотребительных молитв и праздничных тропарей.

Кроме того, следует заметить и о некоторых правилах благочинного поведения на клиросе (на хорах) в храме Божием. Прежде всего певчие должны знать правила, предписанные каждому православному христианину, а сверх того еще насколько правил.

Находясь на клиросном послушании, надо вести себя благоговейно, дабы своим поведением не смутить молящихся в храме.

Во время богослужения недозволительны разговоры на клиросе, а тем более шутки и смех.

Находясь на клиросе, недозволительно смотреть в храм (в сторону молящихся прихожан), а тем более переговариваться с кем–то находящимся в храме.

Совершать поклоны певчие должны все одновременно. Церковные Уставы предписывают делать это лишь вслед за главным лицом православного хора – регентом. Церковный хор, совершающий поклоны во время богослужения только в соответствии с Уставом, прежде всего научит уставным поклонам и мирян, пришедших в церковь.

Нельзя креститься и совершать поклоны непосредственно во время пения.

Если песнопения (особенно ектении) исполняются на несколько ликов (клиросов), то поклоны должен совершать тот клирос, который в этот момент не поет! Клирос же, исполняющий песнопение, вовсе не должен совершать поклонов.

Источник: По благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира. Рекомендовано к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви. САТИСЪ. Санкт–Петербург. 2011

Поделиться ссылкой на выделенное

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

Приход храма Михаила Архангела г. Иркутск

официальный сайт

♫♪♫Библиотечная полочка для клироса ♫♪♫

Церковное пение всё состоит из молитвы: кто поёт духовную песнь, тот молится. Первые певцы пред престолом Божиим – Ангелы Божии и святые. Они день и ночь непрестанно славят всемогущего Бога, Творца Вселенной: «взывают – как читаем мы в одной молитве в чине литургии св. Василия Великого, – един ко другому непрестанными усты, немолчными славословленьми». В подражание ангелам и святым установлено пение и на земных богослужениях Святой Церкви, когда и «силы небесные с нами невидимо служат». И каждое богослужение неизменно сопровождается пением.

Речь Святейшего Патриарха Алексия I,
произнесенная в Московской духовной академии 18 апреля 1948 г.(скачать)

Насущные вопросы церковных хоров.

Какие же трудности возникают при организации церковного хора, и как их можно попытаться преодолеть?

НА ВАШИ ВОПРОСЫ ОТВЕЧАЕТ МАРИНА ТРЕМБОВЛЕВА

Первая и основная проблема, на мой взгляд, – это незнание нотной грамоты. Наверняка в каждой общине есть люди с неплохим музыкальным слухом, которые любят и умеют петь. Хорошо, если среди них есть хотя бы один человек, который прежде пел в церковном хоре и знает богослужебные песнопения на память. За ним могут подпевать и другие. Во многих хорах так и происходит. Но когда поют не отдельным хором, а всем миром, как придется, – такое пение трудно назвать благолепным.
А ведь от пения очень зависит атмосфера службы, ее молитвенный настрой. Горе тому хору, который своим пением мешает молиться.

Другой насущный вопрос – как организовать певчих?

Ситуация, конечно, везде разная. Прежде всего, нужно обязательно собираться на спевки. Это иногда бывает трудно сделать, потому что все, как правило, заняты на работе, у многих семьи, а отсюда и недостаток свободного времени. Но для развития хора, особенно начинающего, спевки необходимы хотя бы раз в неделю.

Читайте так же:  Молитва девяти кизическим мученикам чтобы найти работу

В тех хорах, где нет ни одного человека, умеющего читать ноты, можно изучать песнопения по учебным аудиопособиям или просто по записям. В Интернете я обнаружила замечательное мультимедийное пособие для изучения осмогласия, в котором партии каждого голоса записаны на разных дорожках. Благодаря этому можно выделить или приглушить изучаемую партию. Выделить для того, чтобы выучить, а приглушить – чтобы потренироваться петь свой голос, слыша остальные партии. Таких учебных аудиоматериалов сейчас довольно много.

Чтобы хор звучал слаженно, нужно научиться петь ритмично, интонационно чисто и с хорошей дикцией, тогда содержание богослужебных текстов будет донесено до прихожан ясно и отчетливо.

Можно петь всю службу в унисон, как это делается при знаменном пении, или на 2 голоса в терцию. Прекрасно, если есть возможность петь в 3-4 голоса. Для хорошего звучания хора важно поручить партии альта (2-й голос) и баса тем, кто чище поет, потому что бас дает основу гармонии, а альт поет основную мелодию. Тогда сопрано пристраивается к альту, а тенор к басу.

На практике же ведущим голосом часто бывает именно верхний, поэтому пристраиваться приходится нижним голосам к сопрано. А для этого им также необходим хороший слух.

По плотности, т.е. силе, голоса лучше выстраивать от баса к сопрано. То есть, чем ниже партия, тем плотнее голос. Сложнее выстроить 3-голосный однородный хор, когда есть тенор, но нет баса. Такой хор интонационно неустойчив, поскольку нет основы гармонии. Поэтому очень важно тенору научиться держать свой тон и не «уплывать» вверх или вниз.

Хорошо, когда сопрано поют легко, как бы опираясь на плотное звучание других голосов, и не выделяются из ансамбля резким звучанием. Часто бывает, что певчие подбираются с голосами в одной тесситуре, как в нашем случае. Тогда необходимо выбирать оптимальную для хора тональность песнопений, в которой партии сопрано было бы не очень высоко, а тенору не слишком низко. Если певчие вынуждены петь не в своей тесситуре, сопрано может звучать резко, а тенор – гудеть на слишком низких для него нотах, петь вяло и невыразительно.

Для певческого ансамбля необходимо соблюдать баланс между голосами, чтобы ни один из них не выделялся и не проваливался.

Люди, которые приходят и на клирос очень разные люди. Некоторые — совсем неофиты, кто-то несколько воцерковлен, меньшинство давно и глубоко воцерковленных. Бывают и разные ситуации: какого-то регента певчие слушаются, какого-то регента не очень. Иногда одного и того же регента слушаются или не слушаются.

Причины самые разнообразные, имеют один корень — страсти. Основополагающим условием для поющего на клиросе, и как оружие против страстей должна стать молитва.

По словам Игнатии Брянчанинова, тот кто не приучает себя к внимательной молитве частным образом, тот и в храме не сможет молиться, а тем более на клиросе.

«Молитвенное правило направляет правильно и свято душу, научает её поклоняться Богу Духом и Истиною (Ин. 4:23), между тем, как душа, будучи предоставлена самой себе, не могла бы идти правильно путем молитвы. По причине своего повреждения и омрачения грехом она совращалась бы непрестанно в стороны, нередко в пропасти: то в рассеянность, то в мечтательность, то в различные пустые и обманчивые призраки высоких молитвенных состояний, сочиняемых её тщеславием и самолюбием».

ПЕНИЕ — это искусство, для которого надо иметь голос и музыкальный слух. Господь каждого наградил своими талантами. Если человек не умеет рисовать, не дерзнёт же он писать икону.

ПЕНИЕ должно помогать молитве, создавать гармонию, а не разрушать молитвенное состояние.

Если у человека нет слуха, а он хочет петь, потому что «душа поёт», то это беда для окружающих.

Он запоёт, а все разбегутся, а если и не убегут, но будут терпеть, то молитву потеряют.

Упаси нас Бог от такого народного пения.

Желающий стать певчим должен обладать тремя качествами:

1. Религиозность в определенном смысле — как минимум, желание служить Господу своим пением. Не для красивой музыки и не для зарплаты.

2. Минимальные музыкальные способности — чтобы «медведь на ухо не наступал».

3. Колоссальная ответственность за свое участие в богослужения на клиросе.

А те кто хочет получить помощь в церковном пении, молятся св. Роману Сладкопевцу. Святой Роман не имел дара чтения и пения. Однажды, в навечерие Рождества Христова, он читал кафизмы, но так плохо, что его сменил другой чтец, а клирики осмеяли Романа. Опечаленный юноша долго молился перед иконой Пресвятой Богородицы. Ночью в сонном видении Матерь Божия явилась святому и, подав свиток (по гречески «Кондакион»), повелела съесть.

Так преподобный Роман получил дар книжного разумения, сочинения и исполнения церковных песнопений. Это было в день Рождества Христова. За всенощной святой Роман дивным голосом пропел в храме свой первый кондак: «Дева днесь Пресущественнаго рождает». От того свитка («кондака») и все песнопения преподобного стали называться кондаками. Святой Роман первый написал и икосы — песнопения, которые сложил он при ночных бдениях в своих покоях (по-гречески «икосах»).

Видео (кликните для воспроизведения).

За усердное служение святой Роман был рукоположен в сан диакона и стал учителем пения. До самой кончины, последовавшей около 556 года, преподобным диаконом Романом Сладкопевцем было составлено до тысячи песнопений, многими из которых христиане и доныне прославляют Господа.

Молитва перед пением на клиросе
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here