Стил услышанные молитвы

Подробное описание: Стил услышанные молитвы - с детальным описанием, специально для Вас!

Стил услышанные молитвы

Видео (кликните для воспроизведения).

Изменить размер шрифта – +

Сегодня состоялась заупокойная месса и тело Чарльза было «выставлено» для прощания с родными и друзьями.

— Он был стар. И очень долго болел.

Алекс сказал это так, будто его слова не просто объясняли, но и прекращали всяческое обсуждение данного вопроса. Чего, собственно, Алекс и добивался. Он вообще привык от всего отмахиваться, как уже много лет отмахивался от нее. В последнее время, исполнив роль примерной матери до конца, Фейт чувствовала, что на ней поставили крест не только дети, но и муж. Девочки уехали из дома, и теперь у них началась самостоятельная жизнь. А Алекс существовал в мире, в котором для нее не находилось места, кроме тех редких случаев, когда требовалось пригласить в гости его клиентов или отправиться с ним на вечеринку. В остальное время приходилось развлекаться самой. Изредка Фейт навещала днем старинных подруг, но у многих из них дети жили еще дома, и женщины были очень заняты. С тех пор как несколько месяцев назад Зоя уехала в колледж, большую часть времени Фейт проводила одна и размышляла, что же ей делать с остатком своей жизни.

Алекс жил собственной наполненной жизнью. Фейт казалось, что прошли тысячелетия с тех пор, как они засиживались за ужином и болтали о том, что тревожило их обоих. Или подолгу гуляли по выходным. Или сидели, взявшись за руки, в кино. Она едва могла припомнить, каково ей было с Алексом когда-то. Он редко прикасался к ней и почти не разговаривал. И все же Фейт знала или по крайней мере надеялась, что он ее любил. Однако у него совершенно отсутствовала потребность в общении с ней. Иногда ей доставались отрывочные, сказанные скороговоркой слова, но в основном ее уделом было молчание, как сейчас, когда она поставила перед ним ужин и поправила выбившийся белокурый локон. Алекс ее просто не замечал: так сильно его увлекало содержание газетных статей. Прошло довольно много времени, прежде чем он ответил, когда Фейт опять обратилась к нему.

— Ты будешь завтра? — мягко спросила она, напоминая о похоронах отчима.

— Нет, — Алекс мотнул головой и поднял на нее глаза, — не могу. Уезжаю в Чикаго. Встречаюсь с «Унипам».

Бизнес безоговорочно стоял для Алекса на первом месте. Он превратился в преуспевающего человека. Это принесло им особняк, образование дочерям, свободу и роскошь, на которые Фейт совсем не рассчитывала. Но существовали другие вещи, которые значили для нее гораздо больше: покой, смех, душевная теплота. Ей казалось, что она давным-давно не смеялась — разве что со своими девочками. И не то чтобы Алекс к ней плохо относился. Дело скорее в том, что он вообще к ней никак не относился. У мужа были на уме совершенно иные вещи, и он, не колеблясь, давал ей это ясно понять. Даже продолжительные паузы свидетельствовали о том, что ему приятнее размышлять, чем разговаривать с женой.

— Хорошо, если бы ты пришел, — осторожно продолжала Фейт, садясь напротив него за стол.

Стил услышанные молитвы

Изменить размер шрифта – +

Алекс тем временем отодвинул бумаги в сторону, но так и не произнес ни единого слова, и она направилась к лестнице.

Через полчаса муж тоже поднялся в спальню. Фейт была уже в постели — читала книгу, которую посоветовала ей Зоя. Роман оказался забавным, и, когда Алекс появился в комнате, она улыбалась своим мыслям. Муж выглядел усталым, но зато прочитал все, что требовалось для намеченной встречи в Чикаго. Он мельком взглянул на Фейт и пошел переодеваться, а через несколько минут нырнул в постель и устроился подле нее. Но казалось, между ними возведена незримая баррикада, линия Мажино, которую они решались нарушать в случае самой крайней необходимости — раз в несколько недель, а то и раз в месяц. Любовь составляла те редкие моменты, когда Фейт ощущала близость с мужем, однако и они были эфемерными. Казались скорее напоминанием на общие чувства, некогда владевшие ими, прежде чем каждый отправился своей дорогой, а совсем не тем, что их объединяло теперь. Миг любви был краток и не отличался глубиной, но порой доставлял удовольствие. Он являлся отражением действительности, а не воплощением их прежней общей мечты. Был тем, чем был, и не больше. Благодаря хорошему лечению Фейт избавилась от нанесенных отцом душевных травм и в сексуальных отношениях у нее не возникало проблем. Но из-за отсутствия теплоты в отношениях с мужем, она зачастую предпочитала воздержание.

Оказавшись в постели, Алекс перекатился на свою половину и отвернулся от жены. Это служило сигналом, что ему больше ничего не нужно. Они вместе поужинали, муж сообщил ей планы на завтрашний день, сам был в курсе, куда она собиралась с утра. Из его еженедельника Фейт узнала, что вечером, после похорон, ей предстояло присутствовать с ним на деловом обеде. Вот и все, что у них было общего. А если Фейт хотела чего-нибудь большего — проявления близости или любви, — этого следовало ждать от дочерей. И поэтому она продолжала тосковать о Джеке. После того как они нашли себе супругов, и брат, и сестра по-прежнему нуждались друг в друге — таким образом они удовлетворяли потребность в тепле, уюте и утешении.

Фейт до умопомрачения любила брата и, когда тот погиб, думала, что умрет сама. Этого не случилось, но какая-то ее часть окончательно потеряла покой и бесприютно плутала в потемках. Фейт не могла рассказать ни дочерям, ни кому-либо другому то, чем она обычно делилась с Джеком. Никто не смог заменить его. Брат никогда ее не огорчал, всегда был рядом. Не забывал смешить, говорил, как он ее любит. И Фейт отвечала тем же. Он был солнцем ее жизни, ее сердцем, спасителем, к которому она порой прибегала. А что теперь? Рядом мирно храпел Алекс. Дочери далеко. Фейт тихонько выключила свет и почувствовала, как ее уносит в море одиночества и пустоты.

Когда на следующее утро в восемь часов будильник вернул Фейт к действительности, Алекс уже улетел в Чикаго. Похороны назначили на одиннадцать, но она обещала подвезти сводную сестру. Эллисон была на четырнадцать лет старше Фейт и в шестьдесят один год казалась человеком другого поколения. Она имела детей, которые по возрасту приближались к Фейт — старшему стукнуло сорок. Фейт едва их знала — все жили в Квебеке в Канаде. Да и саму Эллисон ничто не связывало ни с мачехой, ни со сводной сестрой. Когда поженились ее отец и мать Фейт, она была уже замужем и успела обзавестись собственными детьми. Джека и Фейт тоже не особенно интересовала жизнь их сводной сестры.

Услышанные молитвы – Даниэла Стил

Книгу Услышанные молитвы – Даниэла Стил читаем онлайн бесплатно полную версию! Чтобы начать читать не надо регистрации. Напомним, что читать онлайн вы можете не только на компьютере, но и на андроид (Android), iPhone и iPad. Приятного чтения!

Книга Услышанные молитвы – Даниэла Стил читать онлайн бесплатно без регистрации

    Содержание
Глава Стр.
Глава 1 1
Глава 2 4
Глава 3 11
Глава 4 15
Глава 5 18
Глава 6 21
Глава 7 24
Глава 8 27
Глава 9 30
Глава 10 32
Глава 11 36
Глава 12 39
Глава 13 41
Глава 14 42
Глава 15 47
Глава 16 51
Глава 17 54
Глава 18 55
Глава 19 59
Глава 20 62
Глава 21 67
Глава 22 69
Глава 23 71
Глава 24 73

— Пэм то ли убежденная атеистка, то ли агностик — никак не разберу. Она считает, что Бога нет. — Он произнес это без всякого осуждения. Просто его жена верила в то, во что верила. Вера самого Брэда не отличалась твердостью, но он был уверен в существовании Всевышнего.

— Печально, — проговорила Фейт, и Брэд улыбнулся. — А сыновья?

— Не уверен, что у них есть твердые убеждения на этот счет или они придают этому большое значение. Я не руководил их религиозной жизнью, решил, пусть когда-нибудь определятся сами. Я ведь уже давным-давно не хожу в храм. А вы с Алексом ходите?

— Он, как и ты, член епископальной церкви, но службы никогда не посещает. Не любит, считает пустой тратой времени. Говорит, это женское занятие. И девочки не ходят, если только иногда забегут поставить свечку.

— А я, когда был маленьким, всегда считал это волшебством. Верил, что достаточно помолиться, и все сбудется. Мне это, кажется, твоя мать внушила.

Мать Фейт была набожной женщиной и только благодаря этому сносила все невзгоды замужества, хотя ни разу не призналась, что чувствовала себя несчастной. В ту пору в семье Фейт было много секретов и недомолвок.

— Я тоже верила, что молитвы будут услышаны, — печально кивнула Фейт.

— А теперь? — вскинул глаза Брэд.

— Из-за Джека? — Он пристально посмотрел на нее. В холодном декабрьском воздухе их дыхание вырывалось белыми плюмажами пара. Фейт кивнула в ответ. — Это смешно, — продолжал Брэд. — Я человек не набожный и никогда им особенно не был, в церковь ходил разве что с вами и вашей матушкой, но верю ее словам — все молитвы будут услышаны.

Фейт вздохнула и, размышляя над тем, что он сказал, серьезно посмотрела на Брэда.

— Я хотела бы испытывать такую же уверенность.

— А я все-таки считаю, что так оно и есть. — Брэд почувствовал в горле ком, а Фейт, глядя на старинного друга, не решилась бы сказать, отчего у него на глазах слезы — от морозного ветра или чего-нибудь другого. — Джек бы со мной согласился.

Фейт ничего не ответила, только кивнула. Потом, не говоря ни слова, вложила руку ему в ладонь, и они медленно пошли по Пятой авеню.

В пятницу, на следующий день после того, как они откатались на коньках, Брэд улетел из Нью-Йорка. Утром он позвонил Фейт рассказать, как у него все болит — едва сумел сползти с кровати. Но тем не менее с радостью вспоминал, как они провели время. По дороге в аэропорт он собирался заехать к ней попрощаться, но обнаружилось, что совсем не осталось времени — пришлось спешить, чтобы не опоздать на самолет. Вместо этого он позвонил ей из аэропорта.

— Хотел тебя обнять, Фред, и пожелать счастливого Рождества. — По его грустному голосу чувствовалось, как он расстроен тем, что не пришлось напоследок увидеться. — Вчера был самый замечательный вечер в моей жизни. Устроим что-нибудь подобное, когда в следующий раз выберусь в Нью-Йорк.

Однако такая поездка не входила в его ближайшие планы. Теперь он редко бывал в этом городе, разве что на конференциях. Зато ездил сюда постоянно, когда работал в адвокатской конторе тестя.

— Мне тоже очень понравилось, — подхватила Фейт, испытывая легкое разочарование от того, что Брэд уезжает. — Хорошо, что мы зашли с тобой в собор Святого Патрика.

— Очень хорошо. Может быть, соберусь и поставлю за Джека свечу где-нибудь в Сан-Франциско. Для меня это очень важно.

— Знаю, — кивнула Фейт. — А я поставлю свечу в полночную службу в сочельник. Зоя тоже обычно ходит со мной.

Слова Фейт навели Брэда на мысль, что лучше и ему пойти в храм, чем торчать на рождественском приеме, куда Пэм пригласила сто человек. Хотя в сочельник они особенно не заняты: обычно ужинают у ее отца, возвращаются домой и ложатся спать. Сыновей нет, и в этом году они решили не украшать елку.

— Когда приезжает Зоя? — Брэд не помнил дату, только знал, что через несколько дней. А Алекс — завтра.

Накануне, когда он проводил ее домой, Фейт пригласила его на несколько минут в особняк, завела в кабинет и показала компьютер, на котором набирала свои электронные письма. Кабинет оказался маленькой уютной комнаткой со множеством фотографий и всякой, как она выражалась, сентиментальной чепухой. Брэд обрадовался, что воочию увидел место, откуда она ему пишет. Теперь он мог живо представлять ее за клавиатурой.

— Зоя приезжает сегодня вечером, — ответила Фейт. — После этого все пойдет кувырком: круглые сутки гости, по всему дому разбросанная одежда, пицца на заказ за полночь.

— А я теперь скучаю по таким денькам, — грустно проговорил Брэд. Ему не хотелось расставаться с Фейт. — Позвоню тебе в выходные. Оба дня буду работать в своей конторе. Береги себя, Фред.

— И ты тоже. И спасибо за два восхитительных вечера. Мне безумно понравилось.

— И мне, помолись за меня, когда будешь в церкви. Мне постоянно требуется помощь.

В это время объявили посадку на его рейс.

— Непременно, счастливого полета.

Тем же вечером она послала ему электронное письмо — поблагодарила за ужины и за каток. И как только сообщение ушло, в доме появилась Зоя с четырьмя чемоданами, теннисной ракеткой, футляром с камерой и лэптопом в руке. Она свалила все это в холле и побежала на кухню. Налила себе стакан молока, и тут на пороге появилась мать.

— Добро пожаловать домой.

Фейт тепло обняла дочь и предложила поесть, но Зоя отказалась, заявив, что перехватила сандвич в аэропорту. Она положила себе мороженое и с сияющим лицом примостилась на столе. Фейт улыбнулась в ответ.

Услышанные молитвы

Скачать книгу (полная версия)

О книге “Услышанные молитвы”

История женщины, казавшейся образцом счастливой жены и матери – в действительности же всю жизнь хранившей мучительные тайны. История мужчины, долгие годы любившего эту женщину – и все это время скрывавшего свою любовь. Книга, о которой критики писали: “Это роман о семье, дружбе и любви, о женщине, пытающейся освободиться от оков прошлого, и мужчине, который ей помогает, но прежде всего – о смелости и вере в себя!”

На нашем сайте вы можете скачать книгу “Услышанные молитвы” Даниэла Стил бесплатно и без регистрации в формате epub, fb2, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Стил Даниэла — Услышанные молитвы

Тут можно читать онлайн книгу Стил Даниэла – Услышанные молитвы – бесплатно полную версию (целиком). Жанр книги: Современные любовные романы. Вы можете прочесть полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и смс на сайте Lib-King.Ru (Либ-Кинг) или прочитать краткое содержание, аннотацию (предисловие), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.

Услышанные молитвы краткое содержание

Услышанные молитвы – описание и краткое содержание, автор Стил Даниэла, читать бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Lib-King.Ru.

История женщины, казавшейся образцом счастливой жены и матери – в действительности же всю жизнь хранившей мучительные тайны. История мужчины, долгие годы любившего эту женщину – и все это время скрывавшего свою любовь. Книга, о которой критики писали: “Это роман о семье, дружбе и любви, о женщине, пытающейся освободиться от оков прошлого, и мужчине, который ей помогает, но прежде всего – о смелости и вере в себя!”

Услышанные молитвы – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Услышанные молитвы – читать книгу онлайн бесплатно, автор Стил Даниэла

Моим восхитительным детям,

которые даны мне в ответ на мои молитвы:

Беатрикс, Тревору, Тодду, Саманте,

Виктории, Ванессе, Максу и Заре.

И еще Нику, который не только был

дан мне по молитве, но и сам превратился

в молитву и навеки останется в моем сердце.

Я люблю вас всех — всем сердцем, всей душой.

Фейт Мэдисон накрыла на стол, приготовила на скорую руку салат и взглянула на стоящий в духовке обед. Миниатюрная, серьезная, изящная, в черном превосходного покроя костюме, она и в сорок семь оставалась такой же стройной, как двадцать шесть лет назад, когда выходила замуж за Алекса Мэдисона. С зелеными глазами и длинными, прямыми, светлыми, собранными в гладкий пучок волосами, она напоминала балерину Дега. Фейт вздохнула и тихо опустилась на кухонный стул.

В маленьком, элегантном, аристократичном особняке на Восточной Семьдесят четвертой улице в Нью-Йорке царила мертвая тишина и, дожидаясь возвращения Алекса, Фейт слышала, как тикают часы. Она на минуту прикрыла глаза, вспоминая, куда ходила днем. А когда снова подняла веки, услышала, как отворилась и захлопнулась входная дверь. Алекс запер за собой замок, поставил кейс, повесил в стенной шкаф пальто и просмотрел почту. Сейчас пойдет искать ее — заглянет в крохотный кабинетик, а потом отправится на кухню. Такова была обычная манера Алекса.

Алексу Мэдисону исполнилось пятьдесят два года. Они познакомились, когда Фейт училась в колледже Барнарда[1], а он в это время занимался в бизнес-школе Колумбийского колледжа. В то время все обстояло не так, как теперь: Алекс был очарован ее непосредственностью, сердечностью и жизнерадостностью. Он всегда был уравновешен, сдержан и немногословен. Они поженились, как только Фейт получила диплом, а он — магистерскую степень в области менеджмента. С тех пор он работал в инвестиционном банке. А Фейт после колледжа начинала младшим редактором в журнале «Вог». Ей нравилась работа, но потом она на год пошла на юридический факультет, а когда родилась их первенец Элоиз, вообще забросила учебу. Теперь старшей уже двадцать четыре, и в начале сентября она уехала в Лондон. Элоиз работала в фирме «Кристи» и усердно занималась изучением антиквариата. Вторая, восемнадцатилетняя, дочь Зоя была первокурсницей в университете Брауна[2]. После двадцати четырех лет материнства Фейт два последних месяца была не у дел: девочки разъехались, и они с Алексом внезапно оказались одни.

— Привет, ну как все прошло? — проговорил муж, входя на кухню и усаживаясь, едва взглянув на жену.

Он выглядел усталым — видимо, выдался довольно тяжелый рабочий день. Ему даже не пришло в голову прикоснуться или обнять Фейт — чаще всего Алекс разговаривал с ней из противоположного угла. Не по злобе, а по привычке — просто он давным-давно перестал, являясь с работы, обнимать жену. Она не заметила, когда это произошло: слишком была занята дочерьми, пока однажды до нее не дошло, что, возвращаясь с работы, он больше до нее не дотрагивается. Ведь всегда, когда Алекс вечером появлялся в доме, она делала что-то для девочек или купала одну из них. Но влюбленность ушла еще раньше, а когда не помнил, да и не решался вспомнить ни один из супругов. Между ними пролегла огромная пропасть — они оба с этим давно смирились. И когда Фейт наливала мужу в бокал вино, ей казалось, что она смотрит на него из далекого далека.

— Нормально, только очень грустно. — Алекс в это время уставился в газету, а она вынимала из духовки цыпленка. Муж предпочитал рыбу, но у нее не хватило времени по дороге домой забежать в магазин.

Видео (кликните для воспроизведения).

— Он выглядит таким маленьким.

Фейт говорила об отчиме Чарльзе Армстронге, который, дожив до восьмидесяти четырех лет, умер два дня назад. Сегодня состоялась заупокойная месса и тело Чарльза было «выставлено» для прощания с родными и друзьями.

— Он был стар. И очень долго болел.

Алекс сказал это так, будто его слова не просто объясняли, но и прекращали всяческое обсуждение данного вопроса. Чего, собственно, Алекс и добивался. Он вообще привык от всего отмахиваться, как уже много лет отмахивался от нее. В последнее время, исполнив роль примерной матери до конца, Фейт чувствовала, что на ней поставили крест не только дети, но и муж. Девочки уехали из дома, и теперь у них началась самостоятельная жизнь. А Алекс существовал в мире, в котором для нее не находилось места, кроме тех редких случаев, когда требовалось пригласить в гости его клиентов или отправиться с ним на вечеринку. В остальное время приходилось развлекаться самой. Изредка Фейт навещала днем старинных подруг, но у многих из них дети жили еще дома, и женщины были очень заняты. С тех пор как несколько месяцев назад Зоя уехала в колледж, большую часть времени Фейт проводила одна и размышляла, что же ей делать с остатком своей жизни.

Алекс жил собственной наполненной жизнью. Фейт казалось, что прошли тысячелетия с тех пор, как они засиживались за ужином и болтали о том, что тревожило их обоих. Или подолгу гуляли по выходным. Или сидели, взявшись за руки, в кино. Она едва могла припомнить, каково ей было с Алексом когда-то. Он редко прикасался к ней и почти не разговаривал. И все же Фейт знала или по крайней мере надеялась, что он ее любил. Однако у него совершенно отсутствовала потребность в общении с ней. Иногда ей доставались отрывочные, сказанные скороговоркой слова, но в основном ее уделом было молчание, как сейчас, когда она поставила перед ним ужин и поправила выбившийся белокурый локон. Алекс ее просто не замечал: так сильно его увлекало содержание газетных статей. Прошло довольно много времени, прежде чем он ответил, когда Фейт опять обратилась к нему.

— Ты будешь завтра? — мягко спросила она, напоминая о похоронах отчима.

— Нет, — Алекс мотнул головой и поднял на нее глаза, — не могу. Уезжаю в Чикаго. Встречаюсь с «Унипам».

Бизнес безоговорочно стоял для Алекса на первом месте. Он превратился в преуспевающего человека. Это принесло им особняк, образование дочерям, свободу и роскошь, на которые Фейт совсем не рассчитывала. Но существовали другие вещи, которые значили для нее гораздо больше: покой, смех, душевная теплота. Ей казалось, что она давным-давно не смеялась — разве что со своими девочками. И не то чтобы Алекс к ней плохо относился. Дело скорее в том, что он вообще к ней никак не относился. У мужа были на уме совершенно иные вещи, и он, не колеблясь, давал ей это ясно понять. Даже продолжительные паузы свидетельствовали о том, что ему приятнее размышлять, чем разговаривать с женой.

— Хорошо, если бы ты пришел, — осторожно продолжала Фейт, садясь напротив него за стол.

Алекс был привлекательным мужчиной, и всю жизнь казался ей таким. А к пятидесяти двум, поседев, стал похож на аристократа. У него были пронзительные голубые глаза и спортивное телосложение. Два года назад от сердечного приступа неожиданно умер один из партнеров мужа, и с тех пор Алекс неукоснительно придерживался диеты и поддерживал приличную физическую форму. И поэтому предпочитал рыбу всему остальному и теперь нехотя гонял по тарелке приготовленного Фейт цыпленка. У нее не хватило времени проявить кулинарную изобретательность — весь день вместе со сводной сестрой Эллисон она провела у тела покойного, пока люди приходили выразить усопшему свое уважение. Женщины не виделись с прошлого года, когда хоронили мать Фейт. А до этого не встречались лет десять. На похороны брата Фейт Джека, который погиб за два года до смерти матери, Эллисон не приезжала. Уж слишком много погребений в последнее время. Мать, Джек, а теперь — Чарльз. Столько утрат. Фейт никогда не чувствовала близости с отчимом, но она уважала этого человека, и ей было грустно от того, что он ушел из жизни. Словно из ее существования исчезали привычные вехи.

Услышанные молитвы – Даниэла Стил

Книгу Услышанные молитвы – Даниэла Стил читаем онлайн бесплатно полную версию! Чтобы начать читать не надо регистрации. Напомним, что читать онлайн вы можете не только на компьютере, но и на андроид (Android), iPhone и iPad. Приятного чтения!

Книга Услышанные молитвы – Даниэла Стил читать онлайн бесплатно без регистрации

    Содержание
Глава Стр.
Глава 1 1
Глава 2 4
Глава 3 11
Глава 4 15
Глава 5 18
Глава 6 21
Глава 7 24
Глава 8 27
Глава 9 30
Глава 10 32
Глава 11 36
Глава 12 39
Глава 13 41
Глава 14 42
Глава 15 47
Глава 16 51
Глава 17 54
Глава 18 55
Глава 19 59
Глава 20 62
Глава 21 67
Глава 22 69
Глава 23 71
Глава 24 73

— Не помню. Ты успеешь собраться? — Алекс выглядел озабоченным: предстоял важный вечер — старший партнер его фирмы пригласил клиента, с которым только что подписал договор, и муж не хотел опоздать. Но Фейт его редко подводила.

— Через полчаса буду готова, — ответила она. — По-быстрому приму ванну и приведу в порядок волосы. Как слетал в Чикаго?

— Устал, зато с толком. Полезная поездка. — Он больше ничего не спросил про похороны, но Фейт это не удивило. Раз ему не потребовалось туда идти, он сразу же выбросил дело из головы.

Фейт, как и обещала, появилась через тридцать минут. На ней было черное вечернее платье и нитка жемчужных бус. Она успела сделать макияж и расчесала распущенные по плечам волосы. И от этого стала выглядеть скорее дочерью, чем женой Алекса. Обе их девочки унаследовали ее цвет волос. Муж оценивающе оглядел ее с ног до головы, кивнул, но ничего не сказал. Как бы ей хотелось, чтобы он назвал ее красивой. Но Фейт уже много лет не слышала от Алекса подобных слов.

Через пять минут они вышли из дома и поймали такси. Супруги ужинали в десяти кварталах по Парк-авеню и, пока туда добирались, Алекс не проронил ни слова. Но Фейт этого даже не заметила. Ее мысли витали далеко от него. Она думала о Брэде. Чудесно было провести с ним почти весь вечер. Фейт давно так душевно ни с кем не разговаривала. Она вдруг ощутила, что есть человек, которому интересна ее жизнь, ее заботы, страхи и все, что казалось ей важным. В Брэде Фейт нашла семью, к которой стремилась и которую в последние годы совсем потеряла. Ей снова показалось, что она кому-то нужна и любима. Эта встреча напомнила ей о том, о чем она временами начала забывать.

Всю следующую неделю Алекс работал в Чикаго, а когда вернулся, удивил жену тем, что на выходные выкроил для нее время. В субботу они гуляли в Центральном парке, а вечером в воскресенье поужинали в соседнем ресторанчике. Воскресный день муж провел в конторе, но потом, после возвращения Фейт из церкви, предложил вывести ее куда-нибудь в город. Это тронуло Фейт. На следующей неделе Алексу вновь предстояло работать в Чикаго.

В понедельник вечером Фейт позвонила Зое и спросила, не появилось ли у той свободное время, — она скучала по дочери и сказала, что может приехать. Зоя пришла в восторг — они всегда были с матерью очень дружны. Дочь предложила ей приехать во вторник вечером. Она планировала остановиться с матерью в гостинице, хотя ей нравились две ее соседки по комнате. Фейт улыбалась, когда опустила трубку на рычаг, а потом звонила и заказывала комнату в отеле.

Во вторник вечером она прилетела в Провиденс, взяла такси, приехала в гостиницу, а через полчаса с двумя пакетами появилась Зоя. Они обнялись, уютно расположились в комнате, болтали, смеялись и больше напоминали сестер, чем мать и дочь. Потом пошли поужинать, и Фейт рассказала Зое о похоронах Чарли и о том, как повстречала Брэда. Обе дочери успели наслушаться, как мать росла вместе с Джеком и Брэдом, и Зоя сразу поняла, насколько обрадовалась Фейт, встретив старинного приятеля.

— Я советовалась с ним, не вернуться ли мне на юридический факультет, — сообщила Фейт за десертом.

Они обсуждали это еще до того, как Зоя уехала в университет Брауна, и дочь решила, что идея превосходна. Но после этого мать замолкла, и теперь Зоя пришла в восторг от того, что она не отказалась от своего замысла. Матери следовало чем-то заняться в жизни.

— Потрясающе, мам, — одобрила она. Зоя понимала, насколько одинока ее мать с тех пор, как они с сестрой уехали из дома. — Ты уже что-то предприняла в этом направлении?

— Взяла несколько каталогов и посмотрела, какие нужно сдавать экзамены. Придется подготовиться к обязательному вступительному тесту для абитуриентов юридических институтов. Не знаю, выдержу ли, так что возвращение на факультет еще под вопросом. — Она явно нервничала, но вместе с тем загорелась и была на подъеме. Зоя уже несколько месяцев не видела мать такой воодушевленной. — Я могу прослушать несколько общих курсов по юриспруденции на отделении продолжающих образование в Нью-Йоркском университете и подготовиться к тесту. Я пока еще ничего не решила. Но все это очень интересно. Гораздо лучше, чем уроки бриджа, которые предлагает папа. — Фейт грустно улыбнулась дочери.

— Счастливо тебе, мамочка. — Но вдруг Зоя нахмурилась, представив, с какими трудностями предстояло столкнуться Фейт. — Ты сказала папе?

— Пока нет. Мы с ним говорили как-то давно, но он в восторг не пришел.

Зоя сразу поняла, что это было сказано слишком слабо.

— Тоже мне новость! Нашему ледяному папочке не хочется, чтобы ты стала независимой. Для него самое милое дело, чтобы ты сидела дома и всегда была готова позаботиться о нем.

— Нехорошо так говорить об отце, — возразила Фейт, но обе понимали, что Зоя права. — Он предложил мне побольше участвовать в благотворительной деятельности. Ему нравится, когда я чем-то занята.

— До тех пор, пока твоя работа ему ничем не грозит. — Дочь была удивительно проницательна. — А то ты мало занималась благотворительностью — заботилась обо всех нас! Пора обратить внимание на себя. — Зоя, как всегда, спешила поддержать мать.

Они уже давно цапались по этому поводу с Алексом. Дочь открыто говорила, что отца не интересовало ничего, кроме его работы, и винила в том, что он не занимался семьей. Детьми занималась мать. Зоя всегда жарко спорила с Элоиз. Старшая сестра горячо защищала отца, хотя тоже любила Фейт. А Зоя, не стесняясь, упрекала его в нечуткости и считала, что матери незаслуженно не повезло.

— Давай, давай, мамочка, — настаивала она. — Учти, я от тебя не отстану.

— Вот и Брэд тоже пристает, — улыбнулась Фейт. — А если я провалю тест? Тогда ни о каком поступлении не может быть и речи. Ты веришь в меня больше, чем я сама. Ну хорошо, посмотрим.

Ей предстоял еще разговор с Алексом, вот что являлось камнем преткновения.

— Все это отговорки, мамочка. Ты непременно поступишь. Думаю, из тебя получится превосходный адвокат. Только не позволяй отцу себя разубедить, ему придется смириться.

— Может, поговоришь с ним сама? — усмехнулась Фейт, но она была благодарна дочери за поддержку и ободрение.

Зоя всегда твердо стояла на ее стороне.

Фейт спросила ее об учебе, о курсе, о друзьях. Они последними ушли из ресторана, вернулись в гостиницу и еще проговорили несколько часов. В ту ночь они спали в одной огромной кровати, и Фейт улыбалась, глядя, как засыпала дочь. Ей подумалось: как она счастлива! Дочери — самый главный подарок, который сделал ей Алекс. Она надеялась вскоре выбраться в Лондон, повидать Элоиз. Старшая дочь обещала приехать на День благодарения домой, и Фейт подумывала после этого слетать к ней на несколько дней. Что-что, а времени ей хватало. Но поездка не получится, если она в самом деле начнет изучать юриспруденцию.

На следующий день в девять утра Зоя убежала. У них хватило времени только для того, чтобы проглотить омлет, булочки и запить чаем. Дочь крепко обняла мать и упорхнула за дверь. А в десять, погруженная в собственные мысли, Фейт уже ехала в аэропорт. По дороге из аэропорта домой она попросила таксиста завернуть в Нью-Йоркский университет, поднялась на юридический факультет и набрала охапку проспектов, каталогов и требований к тесту. Потом задержалась в отделении продолжающих образование и захватила брошюры оттуда. А из дома позвонила в Колумбийский университет.

Даниэла Стил – Услышанные молитвы

Даниэла Стил – Услышанные молитвы краткое содержание

История женщины, казавшейся образцом счастливой жены и матери — в действительности же всю жизнь хранившей мучительные тайны…

История мужчины, долгие годы любившего эту женщину — и все это время скрывавшего свою любовь…

Книга, о которой критики писали:

«Это роман о семье, дружбе и любви, о женщине, пытающейся освободиться от оков прошлого, и мужчине, который ей помогает, но прежде всего — о смелости и вере в себя!»

Услышанные молитвы – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Моим восхитительным детям,

которые даны мне в ответ на мои молитвы:

Беатрикс, Тревору, Тодду, Саманте,

Виктории, Ванессе, Максу и Заре.

И еще Нику, который не только был

дан мне по молитве, но и сам превратился

в молитву и навеки останется в моем сердце.

Я люблю вас всех — всем сердцем, всей душой.

С любовью Ваша мама

Фейт Мэдисон накрыла на стол, приготовила на скорую руку салат и взглянула на стоящий в духовке обед. Миниатюрная, серьезная, изящная, в черном превосходного покроя костюме, она и в сорок семь оставалась такой же стройной, как двадцать шесть лет назад, когда выходила замуж за Алекса Мэдисона. С зелеными глазами и длинными, прямыми, светлыми, собранными в гладкий пучок волосами, она напоминала балерину Дега. Фейт вздохнула и тихо опустилась на кухонный стул.

В маленьком, элегантном, аристократичном особняке на Восточной Семьдесят четвертой улице в Нью-Йорке царила мертвая тишина и, дожидаясь возвращения Алекса, Фейт слышала, как тикают часы. Она на минуту прикрыла глаза, вспоминая, куда ходила днем. А когда снова подняла веки, услышала, как отворилась и захлопнулась входная дверь. Алекс запер за собой замок, поставил кейс, повесил в стенной шкаф пальто и просмотрел почту. Сейчас пойдет искать ее — заглянет в крохотный кабинетик, а потом отправится на кухню. Такова была обычная манера Алекса.

Алексу Мэдисону исполнилось пятьдесят два года. Они познакомились, когда Фейт училась в колледже Барнарда[1], а он в это время занимался в бизнес-школе Колумбийского колледжа. В то время все обстояло не так, как теперь: Алекс был очарован ее непосредственностью, сердечностью и жизнерадостностью. Он всегда был уравновешен, сдержан и немногословен. Они поженились, как только Фейт получила диплом, а он — магистерскую степень в области менеджмента. С тех пор он работал в инвестиционном банке. А Фейт после колледжа начинала младшим редактором в журнале «Вог». Ей нравилась работа, но потом она на год пошла на юридический факультет, а когда родилась их первенец Элоиз, вообще забросила учебу. Теперь старшей уже двадцать четыре, и в начале сентября она уехала в Лондон. Элоиз работала в фирме «Кристи» и усердно занималась изучением антиквариата. Вторая, восемнадцатилетняя, дочь Зоя была первокурсницей в университете Брауна[2]. После двадцати четырех лет материнства Фейт два последних месяца была не у дел: девочки разъехались, и они с Алексом внезапно оказались одни.

— Привет, ну как все прошло? — проговорил муж, входя на кухню и усаживаясь, едва взглянув на жену.

Он выглядел усталым — видимо, выдался довольно тяжелый рабочий день. Ему даже не пришло в голову прикоснуться или обнять Фейт — чаще всего Алекс разговаривал с ней из противоположного угла. Не по злобе, а по привычке — просто он давным-давно перестал, являясь с работы, обнимать жену. Она не заметила, когда это произошло: слишком была занята дочерьми, пока однажды до нее не дошло, что, возвращаясь с работы, он больше до нее не дотрагивается. Ведь всегда, когда Алекс вечером появлялся в доме, она делала что-то для девочек или купала одну из них. Но влюбленность ушла еще раньше, а когда не помнил, да и не решался вспомнить ни один из супругов. Между ними пролегла огромная пропасть — они оба с этим давно смирились. И когда Фейт наливала мужу в бокал вино, ей казалось, что она смотрит на него из далекого далека.

— Нормально, только очень грустно. — Алекс в это время уставился в газету, а она вынимала из духовки цыпленка. Муж предпочитал рыбу, но у нее не хватило времени по дороге домой забежать в магазин.

— Он выглядит таким маленьким.

Фейт говорила об отчиме Чарльзе Армстронге, который, дожив до восьмидесяти четырех лет, умер два дня назад. Сегодня состоялась заупокойная месса и тело Чарльза было «выставлено» для прощания с родными и друзьями.

— Он был стар. И очень долго болел.

Алекс сказал это так, будто его слова не просто объясняли, но и прекращали всяческое обсуждение данного вопроса. Чего, собственно, Алекс и добивался. Он вообще привык от всего отмахиваться, как уже много лет отмахивался от нее. В последнее время, исполнив роль примерной матери до конца, Фейт чувствовала, что на ней поставили крест не только дети, но и муж. Девочки уехали из дома, и теперь у них началась самостоятельная жизнь. А Алекс существовал в мире, в котором для нее не находилось места, кроме тех редких случаев, когда требовалось пригласить в гости его клиентов или отправиться с ним на вечеринку. В остальное время приходилось развлекаться самой. Изредка Фейт навещала днем старинных подруг, но у многих из них дети жили еще дома, и женщины были очень заняты. С тех пор как несколько месяцев назад Зоя уехала в колледж, большую часть времени Фейт проводила одна и размышляла, что же ей делать с остатком своей жизни.

Алекс жил собственной наполненной жизнью. Фейт казалось, что прошли тысячелетия с тех пор, как они засиживались за ужином и болтали о том, что тревожило их обоих. Или подолгу гуляли по выходным. Или сидели, взявшись за руки, в кино. Она едва могла припомнить, каково ей было с Алексом когда-то. Он редко прикасался к ней и почти не разговаривал. И все же Фейт знала или по крайней мере надеялась, что он ее любил. Однако у него совершенно отсутствовала потребность в общении с ней. Иногда ей доставались отрывочные, сказанные скороговоркой слова, но в основном ее уделом было молчание, как сейчас, когда она поставила перед ним ужин и поправила выбившийся белокурый локон. Алекс ее просто не замечал: так сильно его увлекало содержание газетных статей. Прошло довольно много времени, прежде чем он ответил, когда Фейт опять обратилась к нему.

— Ты будешь завтра? — мягко спросила она, напоминая о похоронах отчима.

— Нет, — Алекс мотнул головой и поднял на нее глаза, — не могу. Уезжаю в Чикаго. Встречаюсь с «Унипам».

Бизнес безоговорочно стоял для Алекса на первом месте. Он превратился в преуспевающего человека. Это принесло им особняк, образование дочерям, свободу и роскошь, на которые Фейт совсем не рассчитывала. Но существовали другие вещи, которые значили для нее гораздо больше: покой, смех, душевная теплота. Ей казалось, что она давным-давно не смеялась — разве что со своими девочками. И не то чтобы Алекс к ней плохо относился. Дело скорее в том, что он вообще к ней никак не относился. У мужа были на уме совершенно иные вещи, и он, не колеблясь, давал ей это ясно понять. Даже продолжительные паузы свидетельствовали о том, что ему приятнее размышлять, чем разговаривать с женой.

Стил услышанные молитвы
Оценка 5 проголосовавших: 1
Читайте так же:  Услышь Господи молитву мою

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here